Жители ДНП «Березовая роща» требуют отчета

Спор с председателем перерос в серьезный конфликт

02.03.2016 в 08:42, просмотров: 2293

Прошлым летом в дачном поселке «Березовая роща», что в Райсеменовском, случилась авария на электролинии. Жители стали выяснять причину, а выяснив, задали неудобные вопросы председателю ДНП и написали «куда следует». Обратились и в «МК» в Серпухове» с просьбой предать огласке нелицеприятные факты хозяйственной деятельности руководства дачного партнерства.

Жители ДНП «Березовая роща» требуют отчета
фото: Татьяна Пичугина
По дороге к ДНП "Березовая роща"

В 2011 году семья москвичей Акимовых приобрела участок в ДНП «Березовая роща». «Приехали, договорились, купили» — рассказывает Татьяна Акимова. Никого из местных не знали, ни о чем плохом не думали. Председатель ДНП Александр Аксенов нанялся со своей бригадой строить новичкам дом. Но вышел конфуз. Акимовы заподозрили, что их деньги и материалы куда-то исчезают, и с этими подрядчиками пришлось расстаться. В 2013 году вместо Аксенова председателем избрали соучредителя ДНП Юрия Минашкина, и до недавних пор он всех вроде бы устраивал. Акимовы тем временем построили на своем участке добротный загородный дом со всеми удобствами, с газовым хранилищем и садом. Татьяна стала жить там круглый год, а супруг, бывший военный, прошедший горячие точки, наведывался по выходным. В общем, все складывалось хорошо.

В конце июня 2015 года в поселке пропала электроэнергия. Накануне шли сильные дожди, была гроза. Возможно, в распределительный щиток КРН ударила молния, а может быть, иная причина, но оборудование сгорело. А ремонтировать его оказалось некому. Татьяна Акимова бросилась звонить Юрию Минашкину, но тот заявил, что уже не является председателем. Оказывается, 19 мая срок его полномочий истек, нужно было избирать нового председателя, но поскольку кворум на собрании не сложился, то ДНП осталось без руководства. Выкручивайтесь, мол, сами.

Тогда дачники организовали инициативную группу и стали обращаться в ремонтные организации, но иметь дела с физическими лицами никто не хотел. Прошло пять дней, прежде чем сотрудники Южных электрических сетей пошли им навстречу, и электричество в поселке восстановили по временной схеме. А в августе произошла новая авария, в результате которой люди два дня просидели без света. Активисты снова попросили главного инженера Южных электрических сетей о содействии. «Они приехали с лабораторией обследовать, а Минашкин их выгнал, — с обидой рассказывает Акимова. — Пригласил кого-то своего. Заставили нас заплатить 30 тысяч за работу». Инициативная группа собрала всего с членов ДНП 87 тысяч рублей на ремонт электролинии. Суммы собирались под расписку и с полным отчетом, что куда пошло. Но это не помешало Юрию Минашкину обвинить активистов в мошенничестве и подать на Акимову заявление в полицию. Это было уже третье заявление на нее.

Месть

Как выяснилось в ходе обследования, распределитель сгорел из-за того, что в него попала влага через растрескавшиеся уплотнители. Оборудование, якобы, не видело профилактики с момента установки. Инициативная группа затребовала у Минашкина договоры на обслуживание и другие документы — список членов ДНП, отчет о сборе и расходовании членских взносов. Но ничего этого им Минашкин не предоставил. Председатель не действует в интересах ДНП, считает Попова. «Мы ни разу не видели нормального отчета о расходе наших членских взносов», — поясняет она. Членские взносы, по идее, должны платить все члены партнерства каждый квартал из расчета 80 рублей за сотку. Если бы все 116 участков ДНП были проданы, то сумма выходила бы очень приличная, но на данный момент в ДНП состоит 56 членов, а членские взносы платят, как подозревают активисты, около 20 человек. Все же в квартал на круг должно выходить около ста тысяч, но не выходит. Согласно краткому отчету за 2014 и 2015 годы, в кассу ДНП поступило 447,5 тысяч рублей, из которых 70 тысяч ушло на зарплату председателя. И еще 90 тысяч члены партнерства остались ему должны. Но к чести активистов, они ни разу не обмолвились о зарплате руководства. Их требования просты: представление прозрачной отчетности о трате членских взносов, уплата членских взносов за все участки, передача дорог в собственность ДНП, регулярный вывоз мусора, очистка пожарного пруда, возведение забора по периметру поселка. На забор все члены ДНП сдавали примерно по 40 тысяч рублей. «Позади моего дома он забор поставил. А по периметру нет, — с удивлением говорит Акимова. — Пять лет здесь живу, не изменилось ничего. Не посажено ни одно дерево. Нет развития».

Хотя дороги находятся в собственности учредителей, на их обустройство члены ДНП сдавали по 80 тысяч рублей. Их просто засыпали гравием, даже не положив асфальт. Когда же конфликт активистов и председателя перерос в острую фазу, дороги стали предметом шантажа. Внезапно выяснилось, что соседка Акимовой Диана Шульгина должна переставить ворота на три метра. За ее воротами аккурат проходит дорога, которую Аксенов собирается присоединить к какому-то участку и продать под застройку. Проезд для Шульгиной, а заодно и Акимовой, будет закрыт. «Дачи не могут существовать без дорог, и ограничивать подъезд к участку нельзя», — говорит Шульгина. В этом году она вошла в правление ДНП, но легче от этого не стало. Обе женщины иначе как местью за отстаивание своих прав такое решение не рассматривают, и на то у них есть основания.

После аварии с распределителем инициативная группа подала заявление в администрацию Серпуховского района с просьбой воздействовать на Минашкина. Чиновники его вызвали, провели беседу, но что они могли сделать? Земля-то приватизирована. «Они только спросили нас, зачем там покупали участки? Купили бы у района», — вспоминает Акимова.

Затем активисты подали заявления в ОБЭП с требование провести проверку ДНП. Учредители в долгу не остались, и написали на Акимову два заявления в полицию. В одном заявлении они утверждали, что собаки, которых держит Акимова, прокусили колеса машин. В другом — обвинили в незаконной рубке деревьев. Хотя срублены были только ветви у дерева, поваленного бурей, и угрожавшие упасть на дом. Оба заявления последствий не имели, хотя участковый Сергей Горшков предпринял усилия, чтобы собрать «улики». Все это Акимова расценивает, как провокации и давление на нее со стороны учредителей с целью запугать. «Если на честного человека, никогда не судимого, за месяц сразу три заявления написали, не кажется вам это подозрительным?», — спрашивает она.

В сентябре инициативная группа подала заявление в прокуратуру, где утверждала, что в результате аварии им нанесли ущерб в размере один миллион рублей. ОБЭП и прокуратура криминала при проверке ДНП не обнаружили.

Богатые тоже плачут

ДНП «Березовая роща» образовалось в 2008 году на землях бывшего совхоза. Его учредили два предпринимателя, которые приходятся друг другу кузенами, Александр Аксенов и Юрий Минашкин вместе с женами. Аксенов — местный, райсеменовский, построил там магазин, и ничего плохого за ним не водилось. В ДНП «Березовая роща» ему принадлежит 30 участков. Минашкин владеет участками в Съяново, женат на местной девушке, и тоже, вроде бы, ни в чем подозрительном не замешан. «Молодой, амбициозный, взрывной», так отзывается о нем Попова. Рассказывает, что на собрании в мае Минашкина буквально уговорили дать какой-то отчет, а после того как спросили о дорогах, заборе, он нецензурно выругался, угрожал, что не будет оплачивать счета и уехал. Уже в октябре, после всех передряг с авариями и взаимными заявлениями в прокуратуру, Минашкин, по словам Акимовой, явился на собрание с пачкой доверенностей от собственников участков, которые никак в жизни партнерства не участвовали, и благодаря этому обеспечил кворум, чтобы переизбраться. «Все-таки хорошо, что у нас есть председатель, — считает Шульгина, — но он ведет себя как феодал».

Почему Минашкин и Аксенов так остро реагируют на вопросы об отчетах? Акимова полагает, что членские взносы идут не на нужды ДНП, а куда-то еще. Шульгина говорит, что членские взносы собираются наличными, без кассового аппарата, и эту практику надо менять. Также как и практику не платить членские взносы за непроданные участки. Нужно решать вопросы с дорогами и забором, благоустраивать поселок, передавать электрохозяйство на обслуживание в надежную организацию. Если же ничего не менять в жизни ДНП «Березовая роща», то конфликт, скорее всего, продолжится, потому что люди не готовы мириться с несправедливостью.

«Смотришь на это безобразие и диву даешься. Нам только хочется по человечески жить», — в сердцах говорит Татьяна Акимова. Несмотря на оказываемое со стороны учредителей давление, отступать она не собирается. Сейчас инициативная группа планирует подать исковое заявление в суд.

Ситуацию в ДНП «Березовая роща» комментирует председатель Юрий Минашкин:

В сентябре на собрании меня снова выбрали председателем. Если я не устраивал большинство людей, то меня бы не выбрали. Я считаю, что у Татьяны Борисовны Акимовой личная неприязнь ко мне, потому что нормальный человек никогда не будет, живя сам в поселке, писать в Госадмтехнадзор жалобы. Она думала, что оштрафуют лично меня, а штраф списали со счета ДНП. Мусорки, видите-ли, в плохом состоянии. Мне разрешили ставить их где угодно на своей земле, я и поставил на участке моего партнера Аксенова, в местах общего пользования, у дома Татьяны Борисовны.

Что касается отчета, то его на собрании приняли большинством голосов. А членские взносы теперь все оплачивают переводом на счет ДНП, а не наличными.

Дороги просто так я на баланс ДНП не отдам. Мое предложение — приобрести их в общую долевую собственность членам ДНП. Это всего 4 га. Если их на всех членов приобрести в равных долях, и мы с партнером будем, естественно, в этом участвовать, то выйдет не так уж дорого на каждого. А почему я должен их отдавать бесплатно в ДНП? Пусть Татьяна Борисовна свой участок отдаст в ДНП бесплатно. Мы благоустроили дороги на свои деньги, включая 500 метров подъездной дороги к поселку, хотя она нам не принадлежит. Это обошлось нам в 9 млн рублей. Да, мы собирали деньги на благоустройство внутренних дорог, но сдали их всего 15 человек, этого не достаточно, чтобы покрыть наши расходы. Документы об этом я предоставлял в ОБЭП. Налог на дороги в поселке составляет 85 тысяч рублей в год. Я предлагал платить его за счет членских взносов, но Акимова против, потому что это моя собственность.

Раньше я лично снег чистил и брал за это 6000 рублей из членских взносов, но Диана Шульгина сказала, что это неправильно, и надо заключить договор. Кстати, Акимова меня тогда хвалила и поддерживала. И что? Заключили договор с ИП Барарушкин. Они вовремя не успели снег почистить, и скорая помощь не смогла проехать к больному ребенку. Обвинили, естественно, меня.

Я председатель еще двух ДНП в Съяново-2, и там все нормально.