Почему коммунальщики в Серпухове бесконтрольны

Анатолий Рязанцев: «не люди, а заработок»

7 февраля 2017 в 23:38, просмотров: 2630

Анатолий Рязанцев на общественных началах помогает жителям Серпухова решать проблемы по содержанию домов, благоустройству. В 2014 году он стал помощником депутата, главного редактора «МК» в Серпухове» Яны Киблицки. Мы расспросили активиста об основных проблемах коммунальной сферы нашего города.

Почему коммунальщики в Серпухове бесконтрольны
Анатолий Рязанцев не равнодушен к проблемам ЖКХ.

Покрывают и обманывают

— Главные проблемы — отсутствие контроля со стороны Госжилинспекции (ГЖИ) и отписки. Если идут отписки, значит ГЖИ не желает работать. На днях на встрече с жителями руководителю территориального отдела жилищной инспекции №8, в зону ответственности которой входит Серпухов, Дмитрию Текнову, задали вопрос: может ли штат отдела охватить вверенную ему территорию. Тот ответил: может. Тогда возникает вопрос, почему не работают, как положено?

Я живу в доме 3 по улице Звездной. Это обычная хрущевка, построенная лет сорок назад, имеющая ряд типичных для наших мест проблем. В сентябре 2016 года я обратился в ГЖИ с просьбой проверить дом на предмет готовности к зиме. Проверку провели, о чем составили акт. Вот только не все нарушения в нем отразили. Получается часть нарушений инспекция скрывает? Я попросил внести в акт отсутствие радиатора на лестничной клетке, который предусмотрен проектом. Инспектор Овинников отказался. На мой вопрос, почему, ответил — «не хочу» (аудиозапись опубликована в интернет-версии статьи — прим. ред.).

02:37

По итогам проверки ГЖИ выдала ООО «Ремонтник» предписание устранить нарушения. В конце ноября я участвовал в проверке выполнения этого предписания. Проверяющие написали в акте, что все выполнено. А по факту — нет. Тогда в акте я указал свое несогласие с итогами проверки. На дворе — февраль, а эти нарушения так и не устранили. Я обратился в администрацию, там запросили сведения из ГЖИ, и что бы вы думали? Предоставили тот же акт, только без моего мнения. Его просто закрыли при копировании документа. Получается, руководству города дают неполную картину о работе управляющих компаний (УК) и надзорного органа. Проще говоря, обманывают.

У наших коммунальщиков вошло в привычку отказывать людям. «Не будем, не хотим», говорят. А ведь как хочется подготовить дом к зиме, как положено по закону. Например, просим на лестничной клетке окошко поменять. Это не что-то запредельное. Но не получается. Нет должного контроля и со стороны ГЖИ. Я предполагаю, что возможен сговор с управляющими компаниями, раз их покрывают. Были случаи, когда накануне проверок жилинспекции УК начинала исправлять нарушения. Извините, но я в совпадения не верю.

Ставь вентилятор

Ко мне обратилась девушка, которая проживает по Борисовскому шоссе, 48. У нее в квартире не работает вентиляционная система. Пришли сотрудники ООО «Ремонтник-сервис», почистили вентканал и составили заключение, что все хорошо. При этом сослались на постановление Москвы, хотя для области есть свои документы. Мы вызвали ГЖИ, которая провела независимую экспертизу и рекомендовала собственнице приобрести вентилятор. В тоже время вентканал, по-прежнему не работает как надо, и исправлять это никто не собирается. А если в трубах напор воды ослабнет? Нам насос посоветуют поставить? А если горячая вода пропадет? Бойлер будем покупать? (В Оболенске так и делают третий год подряд — прим. ред.). Как специализированная организация может так работать? Как директор «Ремонтника» Т.А. Абросимова — заслуженный работник жилищно-коммунального хозяйства — подписывает такой документ?

Крутят динамо

Женщина с двум маленькими детьми попросила помочь наладить освещение в подъезде, ей было затруднительно с коляской в темноте входить в квартиру. Ничего сверхъестественного — просто сделать свет. Я обратился к директору «Занарье-ЖКХ», который выяснил, что деньги на дом есть, вызвал электрика и попросил исправить. А потом начались отговорки и «футбол». Я обратился в ГЖИ. Почему-то работать начинают, когда принимаешься шуметь, бить в колокола и жаловаться везде.

«Фрегат» без паруса

Давайте сравним лицензии ООО «УК Фрегат» и ООО «Добрый дом». Номер лицензии «Фрегата» — 487, а номер «Доброго дома» — 509. Вот только первая лицензия выдана 30 апреля 2015 года, а вторая — 29 апреля 2015 года. Как это возможно? На мой запрос ГЖИ ответила, что это ошибка. Но до сих пор она не исправлена.

Я попытался найти юридический адрес «Фрегата»: 1-я Московская, 44, корпус 32. Это бывшая заводская территория. Там есть аварийная служба, но про «Фрегат» никто не слышал.

Лицензии управляющим компаниям выдал руководитель областного ГЖИ М.И. Сылка, до него руководителем был А.Б. Коган, сейчас В.В. Соков. Верхушка меняется, а результат одинаковый. Может быть, менять надо среднее звено? Светлану Выборову, Дмитрия Текнова и половину территориального отдела № 8? 

Документы? Нет, не видели

В «Ремонтнике» я запросил документы о выборе управляющей компании собственниками дома по Звездной, 3. Я владею квартирой в этом доме и имею право знакомиться с документами. Эти документы в любой момент может затребовать ГЖИ, так что они должны храниться. Ответ пришел удивительный: «В действующем законодательстве, регламентирующем управляющие организации по раскрытию информации, не предусмотрена обязанность предоставления запрашиваемых вами документов». В ГЖИ ответили, чтобы я обращался в суд. Почему мне не показывают документы, на основании которых дом выбрал УК? Потому что их нет?

Добрый домовой

Справка МК

Обратиться за помощью к Анатолию Рязанцеву можно через его аккаунты «Вконтакте», «Одноклассники», а также через депутата Совета депутатов Серпухова Яну Киблицки.

Моя общественная деятельность началась с обычной истории. В 2014 году я пришел в гости на Тяговую, 5. У подъезда была большая глубокая лужа, которая не позволяла войти в дом. Я обратился во «Фрегат» с просьбой сделать уклон от подъезда, там ведь и подвал подтапливает. Рассчитывал на понимание, но меня отправили в администрацию, сказав, что это — их полномочия. Оттуда, разумеется, отправили назад во «Фрегат». Меня начали динамить, я стал жаловаться везде. Так родилось первое дело по ЖКХ. Потом столкнулся с «Ремонтником», «Занарьем-ЖКХ», «Бытовиком ЖКХ», «ЕДС+» и т. д. Постепенно у нас образовалась группа активных собственников жилья, председателей советов домов. Мы боремся с беспределом УК, для которых люди — просто один из способов дохода.

Вообще, я с детства живу в Серпуховском районе, теперь в Серпухове. По образованию — сварщик, закончил строительный колледж на Джона Рида. Потом работал десять лет в Москве в одной из жилищных организаций, так что с ЖКХ знаком изнутри. В столице много проблем решают по устному заявлению, по звонку диспетчеру, причем стараются сделать побыстрее. Там реже хамят жильцам, чаще относятся с пониманием. Письменное заявление пишут в крайнем случае, если какая-то совсем уж беда. У нас же заявление просят писать по каждому поводу и рассматривают в течение месяца. Чтобы человек забыл о проблеме? Решение проблем оттягивают, а диагностику делают, гадая на кофейной гуще. В Москве дом описан детально, вплоть до метража и типа труб, есть подробные схемы территории, вплоть до того, сколько к дому относится бордюрного камня. А я видел план придомовой территории по Звездной, 3, нарисованный от руки.

Люди узнают обо мне и просят помочь. Некоторые меня называют «домовым». Я составляю заявления, жалобы. Одно дело, когда УК ставит в план устранение нарушения, и другое, когда начинают отписываться, забалтывать. В ответ я добиваюсь неукоснительного исполнения решения.

От ГЖИ мы не просим чего-то особенного: просто прийти зафиксировать все нарушения, потом проверить выполнение предписания, и если что-то не сделано, указать. Вот и все. А когда на вопрос отвечают «не хочу», то возникает вопрос, сколько стоит это «не хочу». Наши дома разваливаются, поэтому возникают программы капремонта. Если бы УК выполняли свои обязанности, то и затрат таких люди не чувствовали бы. Мы платим немалые деньги, за них можно сделать работу хорошо. Сейчас жилой фонд держится на авось, еще на заделе советского времени.

Нам твердят, не нравится ваша УК, выбирайте другую. А какую? Выбора нет, все плохо работают. И заставить работать их некому. ГЖИ контролирует плохо. Прокуратуру Серпухова я вычеркнул из списка надзорных ведомств, как говорится, «в связи с утратой доверия». Вы меня спрашиваете, а что дальше? Видите эту огромную сумку с документами? Отвечаю кратко — дальше будут запросы в генеральную прокуратуру РФ.

Цитата: «Пользуясь случаем, задам вопрос областному министру ЖКХ Евгению Хромушину: Вам не стыдно за такую жилищную инспекцию в Серпухове?»




Партнеры