Камчатка глазами фотографа-любителя

В Серпухове открылась выставка Владимира Плотникова

12 апреля 2017 в 10:33, просмотров: 881

Накануне открытия фотовыставки «Камчатка» в Музейно-выставочном центре корреспондент «МК» в Серпухове» поговорила с ее автором Владимиром Плотниковым.

Камчатка глазами фотографа-любителя
фото: Мария Родовая
Владимир Плотников

Во время разговора Владимир Плотников несколько раз подчеркнул, что всего лишь любитель и тягаться с профессиональными фотографами, многократно снимавшими полуостров, не собирался. На просьбу рассказать о тех работах, которые самому больше всего нравятся, скромно ответил, что сейчас ничем особо недоволен.

— Вижу, что тут неправильно сделал, тут кадровка неправильная, эту надо было печатать контрастнее и т. д., — говорил Владимир Константинович, оглядывая зал, у стен которого лежали еще не развешанные фотографии. Но будучи по духу и воспитанию шестидесятником, а в то время люди очень много ездили по стране, он и теперь стремится познавать новое и делиться своими открытиями с людьми. Вот почему, когда появилось свободное время, он дважды посетил Камчатку — в 2015 и 2016 годах. Поехал туда как обычный турист, перемещался на катере или вездеходе.

— Все едут куда-нибудь за рубеж. А ведь в нашей стране есть много того, чего в других местах нет. Вот я и езжу на Камчатку, Байкал, Алтай. Белое море, Кавказ, — пояснил свое кредо фотограф.

Владимир Плотников — давний член некогда знаменитого фотоклуба «Новатор». Это был первый любительский фотоклуб, созданный в 1960-е годы. Его создатели решили снимать не официоз, а то, что им нравится. Из-за такой позиции у членов клуба было много неприятностей с компетентными органами, но и популярность росла. Сейчас это уже рядовой клуб, полагает Владимир Плотников, но память о нем жива.

Вулканы, медведи и море

На выставке представлены три сюжета: окрестности вулканов Толбачик, медведи и морские просторы. Вулканы Острый и Плоский Толбачик расположены в северо-восточной части полуострова. В 1975-1976 годах произошло извержение, которое считают одним из самых крупных в мире. Раскаленная лава изверглась из разверзшихся трещин и залила огромные площади. Еще большие территории пострадали от вулканического пепла. Погибло все живое вокруг. Только звенящие остовы мертвых деревьев стоят нетронутые почти полвека. Там и сям валяются вулканические бомбы — глыбы застывшей лавы. В 2012 году случилось еще одно извержение. Лава от него еще не остыла, а только затвердела сверху.

На месте извержений образовался совершенно фантастический пейзаж. «Лунный», как сказал Плотников, в память об испытательном полигоне луноходов, уничтоженном последним извержением. Вулканические трещины проходили по горным породам разного состава, поэтому земля покрыта пылью разного цвета — от зеленого до красного.

На выставке много снимков медведей. Одни получились довольно добрыми, почти ручными, а другие — дикими, с глазами настоящих зверей. Разницу автор пояснил тем, что одни медведи сняты у Курильского озера, где много туристов, и медведи там привыкли к людям, живут рядом с ними. В окрестностях озера Двухюрточная, расположенного на севере полуострова, безлюдно, а потому медведи там совершенно непуганые и недружелюбные.

В одну из поездок Владимир Плотников совершил морскую прогулку на катере вдоль побережий Охотского моря и Тихого океана. Помимо морской романтики, его поразила разница двух побережий: побережье Охотского моря более бедное фауной и флорой, менее живописное, чем Тихоокеанское. Снимки наглядно передают это ощущение от двух уголков Камчатской природы.

Так он же местный!

Общаясь в прессой, фотограф вскользь заметил, что он вообще-то знает наши края, мол, его первая супруга в советское время работала в Пущино в Институте биофизики. Слово за слово, выяснилось, что он сам — физик-экспериментатор, специалист по ускорительной технике, доктор физ-мат наук, работал в Институте теоретической и экспериментальной физики в Москве. В те самые, упомянутые уже 1960-е, он вместе с коллегами участвовал в проектировании и создании линейного ускорителя (инжектора) И-100 в Протвино. Приезжал к нам не раз, наблюдая за ходом строительства. Плотников тесно общался с Владимиром Тепляковым, Василием Владимирским — руководителем строительства И-100 и синхротрона У-70. В 1970 году стал лауреатом государственной премии за «разработку, сооружение и ввод в действие линейного ускорителя протонов на энергию 100 МэВ — инжектора Серпуховского протонного синхротрона».

— Эксперимент в физике высоких энергий требует фантастических денег. А какой новый ускоритель можно было построить в 90-е? — задал риторический вопрос Плотников.

После перестройки ученым перестали платить, и он ушел в политику. Избирался депутатом Моссовета, депутатом Мосгордумы, до 2005 года работал в Совете Федерации. Он и теперь не чужд общественной работы: преподает на факультете управления большими городами МУМ и состоит в московском отделении Российского географического общества. А про физику и ускорители он обещал рассказать в другой раз.




Партнеры