Прыжок на Аэрограде сломал жизнь молодой девушке

Уроженке Протвино Марии Лабутовой требуется помощь

27 сентября 2017 в 20:00, просмотров: 1550

«Аэроград Коломна — лучше места для того, чтобы совершить первый прыжок с парашютом, вы не найдете», «Тандем-прыжок — это самый безопасный способ первый раз прыгнуть с парашютом». Такими рекламками пестрит сайт аэродрома Коробчеево, что расположен в Коломенском районе Подмосковья. Возможно, их прочла Мария Лабутова, 21-летняя уроженка Протвино, и загорелась идеей прыгнуть с парашютом.

Прыжок на Аэрограде сломал жизнь молодой девушке
Семья живет надеждой на выздоровление Марии. Фото со страницы Вконтакте Марии Лабутовой.

Мария только в июле получила диплом бакалавра Государственного института русского языка им. А.С. Пушкина и поступила в магистратуру. Учась в институте, она занималась на курсах немецкого языка в Гёте институте, мечтала продолжить образование в Германии. Роковой «первый прыжок» оборвал мечты и чуть не отнял жизнь.

Никто, кроме Марии, наверное, не расскажет, как она оказалась 24 августа на аэродроме в деревне Коробчеево. Поехала она туда одна, не сказав никому ни слова, не оповестив подруг, родителей. В тот день был сильный ветер, и прыжок отложили до вечера. В 17 часов самолет взмыл в небо, набрал высоту, и Мария в тандеме с инструктором Дмитрием шагнула с борта. Парашют раскрылся, но запутались стропы. Все время, пока летели до земли, инструктор пытался их распутать, и, видимо, отчасти ему это удалось, иначе оба разбились бы насмерть. Девушка сильно пострадала — у нее сломаны три шейных позвонка, травмирован череп, пробито легкое, сломаны кости. Дмитрий отделался несравнимо легче, ведь в тандеме он находился сверху. Скорая помощь доставила Марию в больницу только в девять часов вечера. На следующий день состоялась операция, потом еще несколько. Через некоторое время начались осложнения, типичные для лежачих больных, — пневмония, высокая температура, пролежни. Больную подключили к аппарату искусственной вентиляции легких. Уже месяц Мария Лабутова находится в реанимации Коломенской ЦРБ. Рядом с ней постоянно дежурит мать.

СМИ обошли эту трагедию стороной, отделавшись короткими новостями. В изданиях Коломенского района об инциденте на аэродроме в Коробчеево нет ни слова, нет сообщений Следственного комитета, в интернете — тишина. Единственные, кто бил тревогу, — члены протвинской организации «Зеленый город». Ребята размещали сообщения о состоянии Маши, собирали пожертвования, проводили благотворительный субботник, чтобы собрать денег на лекарства. Ведь семья Лабутовых небогатая. Мама работает воспитателем в детском реабилитационном центре, отец там же дворником. Мария — младшая из троих детей.

— Три шейных позвонка больше всего меня волнуют, они отвечают за движение. В 21 год остаться без движения … — отец Маши Василий Петрович ненадолго замолкает. Он приехал в редакцию «МК в Серпухове», чтобы рассказать о горе, постигшем семью, в надежде, что публикация привлечет внимание общественности к трагедии.

— Почему она поступила в больницу в девять вечера? Где была четыре часа? Со слов стороны, которую я считаю виновной, скорая помощь приехала сразу, оказывала ей помощь. Но какую помощь может оказать скорая при таких травмах? Нужно же оборудование, — и это лишь один из вопросов, ответа на который у Василия Петровича нет.

Отец с матерью были на даче, когда раздался звонок. «Маша в реанимации в Коломне», — сообщил представитель фирмы, организовавшей прыжок. Родители сразу сели в машину и приехали в больницу, но к дочери их не пустили.

Справка МК

В августе 2011 года на аэродроме Коробчеево при прыжке с парашютом разбился актер театра им. Вахтангова Алексей Завьялов. Его коллега, тоже совершавший прыжок, упал на парашют Завьялова, запутался в нем и погиб при столкновении с землей.

23 июля 2014 года на аэродроме Коробчеево разбился член сборной по купольному пилотированию Андрей Рындин из Пермского края. На чемпионате по скоростному пилотированию он не справился с управлением парашютом при приземлении.

В начале сентября 2017 года задержан директор аэроклуба «Аэроград Коломна» Роман Леднев. В отношении него возбуждено уголовное дело по фактам хищения денежных средств Минобороны РФ.

Выяснилось, что прыжок организовала Московская региональная поисково-спасательная служба. Она арендовала самолет и оснастку у Аэрограда — фирмы, эксплуатирующей аэродром. Начальника службы Александра Минаева на аэродроме не было, за старшего был инструктор Дмитрий.

— Во-первых, прыгали при ветре. Потом, существуют же нормы и правила, должна быть подготовка. Сразу не изъяли ни документы, ни парашют у фирмы. Я сильно озадачен сложившейся ситуацией, — говорит Василий Петрович. На вопрос о том, как Мария оказалась на аэродроме, только качает головой:

— У нее я спрашивать не решаюсь, чтобы не бередить раны, а у кого еще спросить, не знаю.

Отец знает только, что дочь последнее время подрабатывала в каком-то антикафе в Москве. Он встречался с ней за неделю до трагедии. Ничто не указывало на то, что она собирается совершить столь серьезный шаг, планами о прыжке с парашютом она не делилась.

— Если бы она спросила, я бы отговорил. Не женское это дело — прыгать с парашютом, — говорит отец.

Никогда раньше Мария не увлекалась экстремальными видами спорта, не ходила в горы, не ездила на мотоцикле, не сдавала на права. Она была домашней девочкой, закончила детскую музыкальную школу «Камертон», занималась вышивкой, вязанием.

Предварительное расследование инцидента вел участковый Сергиевского отделения полиции Коломенского района Андрей Евгеньевич Шестаков (на запрос «МК в Серпухове» отвечать отказался). Затем материалы поступили в прокуратуру Коломенского района, а оттуда только 18 сентября документы передали в Следственный комитет на воздушном и водном транспорте (в эти ведомства направлены запросы). Василий Петрович пытался узнать в Коломенской прокуратуре результаты расследования, но ему ответили, что ответ могут дать только через месяц, имя же сотрудника, который занимается делом, не назвали, сославшись на служебную тайну. Жаловаться никуда Василий Петрович не стал.

— Моя цель же не в том, чтобы кого-то там нашли, мне о дочери позаботиться надо. Но все-таки о нарушениях. Почему стропы перепутались? Кто-то же складывает парашют и кто-то проверяет, как сложено? Наверное, акт пишется об этом, — рассуждает он. — Почему у нее сломались шейные позвонки? Когда? На земле или в небе? Когда парашют раскрывается, то шейные позвонки могут сломаться, я слышал, там надо сгруппироваться. Человек должен быть подготовлен. А она приехала и в тот же день прыгнула. Они сами спасатели и четыре часа не могли привезти ее в больницу? У них же должны быть правила строже, чем у кого бы то ни было!

Начальник этой поисково-спасательной службы Александр Иванович Минаев (на запрос редакции не ответил) сам позвонил Лабутовым и сообщил об инциденте с их дочерью. Но какую-либо материальную помощь семье оказать отказался, страховка Марии тоже не полагалась — организаторы прыжка ее попросту не оформляли.

Семье нужны деньги, чтобы вылечить дочь. В больнице, конечно, все лечение бесплатное, но дополнительно врачи рекомендуют приобретать разные лекарства, средства реабилитации. Один поход в аптеку обходится порядка 10 тысяч. Вскоре Маше предстоит операция по укреплению шейного отдела позвоночника. Сама операция бесплатная, но материалы для нее дорогостоящие — титановые пластины стоимостью 200 тысяч рублей. Без них ее сейчас нельзя даже двигать. Когда состояние больной стабилизируется, нужна будет реабилитация. Прогнозов по выздоровлению врачи пока не дают. Но отец надеется на лучшее, ведь Маша уже двигает пальцами на руках, а значит, сигнал туда проходит. Надежда на выздоровление есть.

Для помощи Маше:

Карта Сбербанка

6390 0240 9083 825089

Paypal nilabutova@gmail.com

Надежда Ивановна Лабутова (мама Маши).






Партнеры