В Пущино собака порвала семилетнему ребенку лицо

04.04.2018 в 18:35, просмотров: 988

Достаточно набрать в поисковике «покусала собака», и вылезет целая простыня статей об ужасе, который творится на улицах наших российских городов. И нужно постараться, чтобы отыскать в этом списке, что покусала именно безнадзорная собака. Кусают и рвут людей собаки очень даже надзорные. Нет, не породистые собаки, у которых есть владелец (хотя встречается и такое), который выгуливает собаку на поводке и в наморднике, а собаки, которых можно отнести к группе «любимец двора» или «наша дворовая собачка».

В Пущино собака порвала семилетнему ребенку лицо

Об этих «любимцах» и особенно о тех, кто заботится о них и вольно или невольно дает собакам возможность калечить, а порой, если посмотреть колонку новостей, и убивать женщин, подростков и детей. Именно о так называемых зоозащитниках и об их патологической любви и пойдет речь.

Прежде чем мы рассмотрим конкретный случай, когда в городе биохимиков Пущино, особенно известном своей патологической любовью к разного рода животным, в этой «жемчужине Подмосковья» «любимец двора» порвал семилетнему мальчику лицо, оставив ребенку на всю жизнь клеймо на щеке в виде подковы ... об этом чуть позже.

Первое, нужно понять, что такое бездомная собака.

Андрей Тупикин, сотрудник

Московского зоопарка:

«По моим наблюдениям, собак, живущих на улице, можно разделить на три типа по их отношению к человеку. Первый тип — это собаки сторожей или собаки опекунов. Эти собаки имеют сильную персональную связь с отдельными людьми. Их отношение к своему опекуну (к тому, кто подкармливает собаку) схоже с отношением домашней собаки к своему хозяину. Их характер зависит от характера опекунов. К примеру, если о собаке заботится злая бабушка, то и поведение животного будет соответствующим. Эта группа, имеющая сильный контакт с человеком, но в то же время не подконтрольная, как обычная домашняя собака, доставляет больше всего проблем окружающим людям. Потому что именно собаки этой группы чаще всего агрессивны по отношению к человеку, уверены в себе, чувствуют поддержку опекуна или сторожа, и встретившись с такой собакой на ее территории, другой человек (не опекун) рискует быть покусанным.   

Вторая группа собак — это истинно безнадзорные. Это звери, которые относятся к человеку примерно, как голуби или воробьи, — они человека не боятся. Но яркое их отличие — у них нет персональной завязки с конкретным человеком. И соизмерения своего поведения с человеческим (что свойственно первой группе) здесь нет. Они не используют человека как социального партнера. В сложные моменты жизни они скорее будут сторониться человека, чем идти к нему за помощью. И при отловах и отстрелах собак на улице уязвимыми оказываются именно истинно безнадзорные собаки в отличие от собак опекунов, которых последние при отловах прячут. Наличие опекунов собак спасает.

И третья группа, которая довольно малочисленна в городах, это дикие собаки. Это звери, которые избегают человека, и в своем поведении по отношению к человеку мало отличаются от шакала, песца или лисицы. Дикие собаки живут парами, а не стаями, для них характерна парная свадьба, как у волков, и в жизни других групп собак они не участвуют».

Именно незнанием большинством граждан этой простой квалификации и пользуются сегодня так называемые зоозащитники, смешивая в одну кучу собак истинно безнадзорных и собак под опекой. Для зоозащитников это удобно — людей кусают собаки опекунов, а отвечают за это истинно безнадзорные. А это повод еще раз обвинить нормальных людей и власти в бессмысленном и жестоком отношении к животным (потому что, как очевидно, службы забирают собак случайных, не замеченных в нападении на человека, а это ли не жестокость?). Такое положение выгодно зоозащитникам; оно укрепляет их политические позиции и позволяет проводить в Государственную Думу те законы, которые им выгодны. Но это уже совсем другая статья.

Итак, ни диких собак, ни собак истинно безнадзорных на улицах (в частности, подмосковных городов) вы не увидите. Службы работают, и контроль за истинно безнадзорными животными сегодня строг. Истинно безнадзорные собаки переселились на свалки и полигоны. И если вы видите уверенно бегущую по улице собаку, 99 %, что эта собака имеет опекуна, проще говоря, у нее есть место, где ее подкармливают и привечают.

По крайней мере, в Пущино именно так.

Пущино — удивительный город. Где вы еще увидите, чтобы кошки и голуби тесно, мирно и не спеша ели один корм, который им бережно положила милая женщина из ближайшего подъезда? А мимо лениво протрусит собака, и ее накормят. И даже мыши в Пущино живут без страха, потому как кошка их не ловит. А зачем, когда все сыты?

Да, в Пущино любят животных.

И даже если какая-нибудь собака укусила ребенка, добиться, чтобы эта собака была удалена из города, — проблема по-настоящему серьезная. Потому как кусают в Пущино именно собаки опекунов. Они чувствуют поддержку человека, безбоязненно живут среди людей и знают членов своей «стаи» в лицо. Да, по отношению к своим двуногим «сородичам» собаки опекунов ласковы и милы; но только по отношению к своим.

История в Истринском районе тому пример. Собаки, убившие 19-ти летнего парня и изуродовавшие 24-х летнюю девушку, были как раз животными с промзоны, где их кормили и привечали.

Точно такая же собака опекунов порвала семилетнему мальчику лицо в Пущино.

Случилось это на ... детской площадке.

Вот что сразу написала на своей страничке Вконтакте известная в Пущино зоозащитница Марина Леонова. Обратите внимание на ее трогательный слог:

Возможно завтра и не наступит для этого пса...

История банальна...

Пес, метис лайки был любимцем двора и всегда заступался за детей, но случилось так, что пришел чужой пес, и Муха — так зовут пса — сцепился с ним, а дети подскочили, и тот непроизвольно прикусил мальчика.

После этого родители написали в администрацию, а это значит, будет отстрел, ведь в селах это не новость.

Вот так одним нелепым случаем Муха подписал себе приговор!

Парень добрый.

Пожалуйста, поспрашивайте у знакомых, быть может, у кого-то есть хотя бы будка свободная.

14 февраля 2018 года.

Марина Леонова — жительница Пущино, почему она написала, что наукоград Пущино — это село, не имеет значения. Не важно и само трогательное название о «завтрашнем дне, который не наступит».

Важно, что история совсем не банальна: 14 февраля, детская площадка, на которой играют дети. Возле нее дерутся собаки. «Любимец двора, который всегда заступался за детей» влетел разгоряченный на детскую площадку и в адреналине цапанул первого попавшегося ребенка, прокусив семилетнему мальчику лицо. Нет, он не безобидно «непроизвольно прикусил мальчика, который к нему подскочил», а прокусил, оставив ему вечное клеймо в виде подковы на правой щеке. Кстати, формулировки зоозащитницы очень хороши, странно, почему она не обвинила того самого мальчика, который зашел на детскую площадку и посмел там играть, когда на ней Муха гуляет... ну да ладно.

Ребенка немедленно доставили в больницу. Отец мальчика написал заявление в администрацию.

Нет, никакого отстрела, который «не новость для сел типа наукограда Пущино», не последовало.

Более того, сотрудница администрации эколог Лилия Гинжул, ведущий инспектор по охране окружающей среды администрации Пущино, отреагировала довольно странно для сотрудника администрации. Это стало понятно из слов зоозащитницы Марины Леоновой, которая рассказала следующее:

«Вчера в разговоре с Гинжул прозвучало: заявитель настаивает, чтобы собаку удалили из города. Срок выполнения — 30 дней. Если этого не сделать, то, дескать, он сам своими средствами будет разбираться. Может, разложит отраву или еще что-то. Это будет еще хуже, и это правда».

Казалось бы, о чем речь? На основании Постановления правительства РФ от 17.08.2007 N 522 (ред. от 17.11.2011) «Об утверждении Правил определения степени тяжести вреда, причиненного здоровью человека», п. 4, квалифицирующим признаком тяжести вреда, причиненного здоровью человека, является:

в отношении тяжкого вреда:

неизгладимое обезображивание лица.

Ребенку на детской площадке (!) собака изуродовала лицо.

Адекватная реакция нормального человека — отловить и усыпить зверя.

Но сотрудница администрации Лилия Гинжул вместо того, чтобы встать на сторону ребенка, немедленно сообщила своим «товарищам» откровенную ложь: ни о каких «своих средствах разбора» разговора не было, речь шла о защите пущинских детей от свободно гуляющих собак, которые кого хотят ласкают, кого хотят рвут.

Но эта ложь пусть останется на совести пущинского чиновника-зоозащитника.

Кстати, на вопрос отца, что администрация собирается делать в этом случае, Гинжул ответила, что никакого усыпления быть не может, собаку нужно отдать в приют, но так как приюты платные, денег на это у администрации нет — и предложила отцу ... оплатить содержание в приюте собаки, которая изуродовала его ребенка, — ответ, поистине достойный сотрудника муниципалитета. Мало того, Гинжул заметила, что в приюте собака не будет находиться постоянно, ее должны привить, стерилизовать и ... отпустить в среду своего обитания, то бишь, обратно в Пущино, в привычные ей дворы и на знакомые детские площадки.

Почему-то прививка и стерилизация, по мнению членов общества защитников животных, дают полную гарантию, что собака немедленно станет законопослушным «гражданином».

В свою очередь Андрей Тупикин, сотрудник Московского зоопарка, говорит следующее:

«После стерилизации собаки не меняют стиль взаимоотношений между собой. Как ни странно, но стерилизация делает собак более агрессивными. Это сплошь и рядом и особенно касается сук. Они остаются в среде своего обитания и контролируют заселение на свою территорию других молодых животных».

Вывод прост: прививки и стерилизация защищают самих собак от болезней и дают им возможность контролировать свою территорию, не позволяя другим, еще молодым особям, заселить ее. А теперь давайте вспомним цитату зоозащитницы Леоновой: «Пришел чужой пес, и Муха сцепился с ним». Нет, ни стерилизация, ни прививки не защитят наших детей от угрозы стать жертвами «любимцев дворов и заступников детей».

Но должен же быть какой-то выход...

Андрей Тупикин, сотрудник Московского зоопарка:

«В случае возникновения постоянных конфликтов имеет смысл изымать на усыпление конкретное животное, которое служит источником конфликта. Печален случай, когда при котельной жила сука и очень любила кусать людей, особенно барышень. Учила этому и своих щенков, которые иногда нападали на людей. Периодически приезжали службы и отлавливали собак, часто щенят этой суки, но саму суку работники котельной любили и прятали на время приезда служб. В итоге много животных гибло, но ситуация не менялась. На мой взгляд, изымать собак надо точечно».

Итак, возможно, выход есть?

«Выхода нет, — с сочувствием ответила просившая не называть себя сотрудница пущинской администрации. — Только к нам поступает информация, что в городе бездомные собаки покусали человека, и мы собираемся принять меры по их отлову, как кто-то (возможно, даже люди из администрации, однако я не имею права этого утверждать) предупреждает всех опекунов, и собак прячут по подъездам. Приезжает служба, а город пуст. Служба уезжает, и собак выпускают. Мы, как администрация, здесь бессильны. У пущинских собак очень заботливые и активные опекуны, которые делают все, чтобы собаки жили в городе и чувствовали себя комфортно. Более того, — предупредила сотрудница администрации, — если мы начинаем производить какие-либо действия, они (зоозащитники) устраивают пикеты, акции и самую настоящую травлю в интернете. А кому хочется прославиться как «убийца собак»? Может быть, вы сами ее как-нибудь нейтрализуете ... по-тихому», — посоветовала отцу ребенка сотрудница администрации. И о чем можно было говорить далее?

Вместо послесловия:

Согласно информации РИАМО от 20 марта, губернатор Московской области Андрей Воробьев на заседании регионального правительства поручил обратить особое внимание на проблему бродячих собак.

«Что касается бродячих собак, — подчеркнул глава Подмосковья, — тема становится актуальной, обращаю внимание Главного управления ветеринарии на системную работу, с одной стороны, строго в рамках закона, с соблюдением гуманности, с другой стороны, не должны люди ни в коем случае страдать от бродячих собак».

Все правильно, кроме одного — истинно бродячих собак в подмосковных городах почти не осталось. Собаки сторожей и опекунов — вот настоящая опасность.

И пока одни сотрудники администраций городов предлагают родителям покалеченных детей «самим разобраться с собаками», а другие будут прятать этих самых собак, наши дети не смогут спокойно гулять даже на детских площадках.




Партнеры