Кирилл Данильченко: «А изначально мне настолько нравились мультфильмы, что мне было плевать на критику»

«Московский комсомолец» в Серпухове» побывал в гостях у KuTstupid

 Kutstupid — новый анимационный проект из Серпухова, хотя его известность вышла за пределы нашего города. И пусть мультики несколько своеобразные, корреспондент «Московского комсомольца» в Серпухове» решил пообщаться с создателем, Кириллом Данильченко.

 

«Московский комсомолец» в Серпухове» побывал в гостях у KuTstupid

 — Кирилл, знакомы мы с тобой уже давно, ты еще тогда в КВН играл. Расскажи, почему ты решил «завязать» с Клубом веселых и находчивых и заняться мультиками?

— Ну, КВН закончился тем, что мы не поехали в Сочи. Ребята из «Под напряжением» играли и параллельно работали. Обычно все КВНщики теле-лиги занимаются артистическими делами (ведут корпоративы), но это к нам не относится. И поэтому мы решили не играть. Потом я переехал в Кыргызстан, писать сценарии для команды «Азия микс», жил там два месяца и вернулся обратно, так как ребята вылетели из Высшей лиги. Уже в Серпухове начал заниматься командой «Город развлечений», они тогда еле-еле в 1/8 лиги «ЛаМПЫ» прошли, но потом стали чемпионами и мы все поехали в Сочи. Рассчитывали на Премьер-лигу, но не получилось. После этого КВНом я больше не занимался. На дворе тогда стоял 2013 год.

— А мультики?

— КВН не так много времени отбирал, потому уже тогда я параллельно рисовал мультики. Продал свою «девятку» и начал заниматься.

— Расскажи поэтапно процесс. Понятно, что сначала продал свою машину, а дальше?

— Вообще давно была идея создать серию мультиков со смешными животными. Просто в Youtube один из популярных запросов — смешные животные. Ставки делали на то, что зритель будет «обманываться» и за счет этого создастся эффект случайного просмотра. Да, в основном и там были животные.

— Так, а сам процесс?

— Ну, продал авто, начал писать и рисовать мультфильмы. Сам.

— Ты просто в Интернет их выкидывал?

— Да, я создал канал на Youtube. До этого делал «Шоу усатого зайца», который полностью продавал московскому продюсеру. Через него я понял, если нормально заниматься продюсированием, то можно неплохо зарабатывать. Ну как неплохо, я тогда и не знал, насколько неплохо. Потом мы с продюсером разбежались, я стал делать свои проекты самостоятельно. Уже пятый или шестой мультик набрал много подписчиков (он был про одного популярного политического героя). Нас заметили на Карамбе, пригласили сотрудничать. И уже вот как год мы там «выкладываемся». Осенью 2013 года 2Х2 заказали ФизФак. Параллельно писали его 2 серии в неделю и в KuTstupid, еще и в КВН играли (может поэтому и выступили плохо, высокая загруженность). А после нового года ничего не происходило, только вот офис снял. Кстати, очень знаково для нас.

— Были такие моменты, когда ты хотел все бросить? Говорил ли себе: «не мое»?

— Нет. На самом деле у меня-то и выбора особого не было. Либо пойти работать никем, либо делать то, что я умею, и попытаться быть успешным.

— Ты всегда знал, чем хочешь заняться?

— Нет, никогда не знал. Но склонность к творчеству у меня всегда была. Даже в школе я со школьным другом Федей монтировал ролики, снимал фильмы. Не помню, какими они были. Если Феде что-то придет в голову, то это обязательно надо было исполнить. Не важно: хорошо ли это получится или нет. В общем, веселый парень. Мы с ним сняли два фильма о Чикатиле. Я был Чикатило. Там был один прекрасный момент, когда я отыграл труп.

— И как же ты его отыграл?

— Отыграл я замечательно (улыбается).

— Режиссеру понравилось?

— (смеется) Понравилось, вообще мы оба были режиссерами. Песни мы еще пели, он писал музыку.

— А когда тебе пришла идея про мультики, тебя близкие поддерживали?

— Не поверишь, не помню. Честно. Да и отношения с родителями у меня были странные. Они мне говорили одно, а я делал и думал другое. Понятное дело, конфликты в семье всегда возникают, когда человек окончил институт, а все еще в пространстве каком-то: не нашел работу и не пытается. А близких, кроме родителей и брата, и нет больше. Брат поддерживал, больше финансово.

— Персонажи мультфильмов имеют какие-нибудь прототипы?

— Подсознательно, да. Но в основном нет, кроме, конечно, реалистичных или ярко выраженных. Там вообще много персонажей.

— Ну, допустим, клубника ни на кого из твоих знакомых не похожа?

— Она похожа на моего знакомого Германа Пархоменко. Но только это я понял после того, как вышла серия четвертая где-то. Просто я увидел, как он смотрит «Клубнику и Моржа» и смеется. Но очень глубоко. А может это и не Герман, а просто собирательный персонаж.

— Можно ли в этих мультиках узнать тебя? Рассмотрим на примере поэзии (это мне ближе), в каждом стихотворении можно прочувствовать автора. А в них есть что-то от тебя? Только помимо голоса.

— Ну, естественно что-то есть. Некоторые интонации могут напомнить, как со мной папа в детстве играл. В «Подозрительной сове» похожа. Ты знаешь, это слишком сложные вещи.

— Я тут недавно зашла на страничку «Вконтакте» к одной знакомой, она не из Серпухова, и увидела подозрительно знакомую «Подозрительную сову». Я была удивлена.

— Ну, у нас на Youtube 180 тысяч подписчиков, каждый мультфильм смотрят минимум 100 тысяч человек. Я понимаю, что это не самая большая цифра, но в месяц 2 млн. просмотров. Поэтому не мудрено. Тем более они молодежные.

— Хорошо, а как вы рисуете мультики, опиши сам процесс.

— Если сравнивать процесс, который был год назад, и сейчас, то он изменился. Работали с фрилансерами, у них многому научились. Процесс производства ускорился сильно. Раньше мы делали мультфильм, потом озвучивали, а теперь наоборот. По готовому звуку проще рисовать. Сначала мы пишем сценарий, озвучиваем, рисуем персонажей. Обычно написание сценария и прорисовка идут параллельно. И по озвучке анимируем мультфильм. А далее монтаж ролика: звуки, музыка и прочее. Все это в течение двух-трех дней.

— Слушай, а критика тебя задевает?

— Уже нет. А изначально мне настолько нравились мультфильмы, что мне было плевать на критику. Был период, но тогда мне и мульты не нравились. На критике я стараюсь не зацикливаться. Я знаю, то, что я делаю, — не для всех. Например, папины друзья постоянно критикуют. А сам папа говорит, что я матершинник. Но это не для них, повторюсь, не нравятся — не смотри. И вообще, чья критика? Комментарии в соц. сетях — не главное. Просмотр — вот главное, я так считаю.

— Я знаю, что ты хочешь в дальнейшем снимать фильмы. А какого формата?

— Не задумывался. Не люблю забегать вперед. Поспешишь — людей насмешишь. Сейчас не время об этом думать. Тем более я не знаю, что будет через десять лет, вдруг случится апокалипсис.

— А к Ларсу фон Триеру как режиссеру каково твое отношение?

— А что он снял?

— «Антихрист», «Меланхолия», «Нимфоманка» и т.д.

— Ой, я не смотрел, я знаю, что это плохие фильмы. Это для людей, которые любят бессмысленный вызов. И они кроме вызова ничего под собой не имеют. Фильмы основаны на эпатаже, мои мультики тоже эпатажные, но они имеют под собой плацдарм юмора, интересные персонажи, нормальные прорисовки. Эпатаж — один из методов. А эпатаж ради эпатажа, ну не имеет смысла.

— Кирилл, что ты можешь пожелать творческим людям, которые только в начале пути?

— Честно? Ничего не пожелаю. Если они захотят, то сами всего добьются. 

 

 

Что еще почитать

В регионах

Новости региона

Все новости

Новости

Самое читаемое

Реклама

Автовзгляд

Womanhit

Охотники.ру