Спасибо, что жива

В России 8 февраля отмечают День науки

 День российской науки учредил президент Борис Николаевич Ельцин в 1999 году. Дата выбрана символичная. В этот день, 8 февраля, в 1724 году Петр Первый учредил Академию наук в Санкт-Петербурге. Ей бы сейчас исполнился 291 год, если бы не реформа. Впрочем, и день науки мы бы отмечали в третье воскресенье апреля, если бы не перестройка.

 

 

В России 8 февраля отмечают День науки
Радиотелескоп РТ-22 ФИАН в Пущино. Фото: Татьяна Пичугина

 А отмечать этот день мы с вами имеем полное право, потому что живем в окружении трех крупных научных центров — Протвино, где расположен ИФВЭ, Пущино с его биологическими институтами и обсерваторией, ГНЦ прикладной микробиологии в Оболенске. Да и Серпухов науке не чужд. Там находятся прикладные институты и оборонные заводы, которые воплощают в реальных продуктах научные разработки.

С какими же свершениями нам поздравить наших ученых? Длинного перечня от меня не ждите, новостей мало, а ударяться в воспоминания о славном прошлом считаю, неуместно. Мы ведь не День памяти российской науки празднуем.

К самому известному отечественному достижению последних лет — проекту Радиоастрон — причастен самый маленький институт в Пущино — Пущинская радиоастрономическая обсерватория. Представьте себе, что крутой современный телескоп летает по орбите и ловит космические радиоволны. А на Земле, на разных континентах, находятся еще несколько телескопов, и все они связаны между собой, и вместе с орбитальным телескопом работают как одно гигантское ухо, способное определить координаты объекта во Вселенной с удивительной точностью. Кусок этого уха — радиотелескоп РТ-22 ФИАН — находится в Пущино. Радиоастрон придумали еще в советские времена, но запустили только в 2011 году. Тогда вся страна, затаив дыхание, следила за выходом радиотелескопа на орбиту. Когда он раскрыл антенну и подал сигнал, даже закоренелые атеисты шептали: «Слава богу».

За первым столкновением протонных пучков на Большом адронном коллайдере (БАК) 1 апреля 2010 года, скрестив пальцы, наблюдал весь мир. Люди боялись рождения черной дыры, которая поглотит и Землю и Вселенную. Но пучки мирно колесили по коллайдеру на пределе мощности, сталкивались, порождая мириады частиц. Тогда, наверное, даже в Ватикане прошептали: «Слава науке». Вклад российских физиков в проект века трудно переоценить, и немалая заслуга в этом ученых из Протвино — из Института физики высоких энергий. Они изготовили множество оборудования для БАК, сверхпроводящие магниты, систему их охлаждения и защиты. Физики из Протвино участвуют в экспериментах и обработке результатов, пытаются расшифровать строение материи и даже нащупать Новую физику — за пределами существующего мира, заглянуть в темную материю.

С проектами века Оболенску повезло меньше. Проводить микробиологические исследования на мировом уровне его ученые не могли из-за хронического недофинансирования. Сосредоточенность на особо опасных инфекциях и секретность не позволили влиться в крупные международные проекты. Пережив банкротство в 2000 году, ГНЦ микробиологии потерял часть своей территории, здания, виварий, где выращивали лабораторных животных. Но работа с особо опасными инфекциями не прекратилась, наоборот, на этом удалось заработать. Институт производит и продает питательны среды, тест-системы для быстрого выявления чумы. Лаборатории переехали в первый корпус, который отремонтировали и переделали в защитную зону. Теперь это единственное место в центральной России, где можно работать с живыми возбудителями сибирской язвы и другими опасными микробами. Сюда приезжают учиться специалисты со всей страны. А лабораторных животных Оболенск закупает теперь в Пущино, где построили один из лучших в стране вивариев и зарабатывают на нем миллионы.

Петр Первый четверть века вынашивал идею создать в России Академию наук. Постперестроечные власти страны тоже четверть века раздумывали, прежде чем ее ликвидировать. Многие сказали тогда, что пал последний советский бастион. Нет, последний советский бастион — это не Академия. Последний — это наука. Спасибо, что жива.