Поиграем в кластеры

Как область убеждала Пущино не бросать инновации

 Пущинский инновационный кластер за три года, прошедшие с его создания, родил только два проекта. Это совсем не тот результат, которого от него ждут. Кластер так и не начал активную работу. В причинах, которые мешают ему развиваться, разбиралась делегация из Корпорации развития Московской области во главе с замгенерального директора Николаем Хохловым на заседании Научно-технического совета (НТС) города 6 февраля.

Как область убеждала Пущино не бросать инновации
Открытие НОЦ МГОУ в Пущино в декабре 2013 года. Фото: Пресс-служба администрации

 Об инновационном кластере в Пущино судачат давно. В 2013 году торжественно открыли научно-образовательный центр — НОЦ МГОУ, закупили для него оборудование по линии кластера, а помещение нашлось не сразу. Дальше — тишина. Что это за структура, зачем оборудование и что там делают — тайна, покрытая мраком. Многие жители задают вопросы про кластер, но отвечать некому. Сотрудницу администрации, курирующую кластер, — Татьяну Танцеву, спрашивает только Совет депутатов, но не сильно настойчиво. Сергей Хаустов, который занимался кластером в ПНЦ РАН, перешел на другую работу, а на этот НТС, где собрался цвет пущинской науки, не явился. Глава города Иван Савинцев тоже не почтил своим присутствием. Между тем выяснилось, что мало кто из ученых и предпринимателей понимает, что это за зверь такой — инновационный кластер. Хохлову с коллегами пришлось проводить ликбез и убеждать людей хотя бы прочитать базовые документы — постановление № 188, стандарт, подготовленный Ассоциацией регионов России и обзор РВК «Система менеджмента для управляющих компаний инновационных территориальных кластеров Российской Федерации».

Что такое кластер?

Инновационный кластер — это объединение разных организаций, созданное для развития инновационного потенциала территории. Участники кластера работают на одной территории и заинтересованы в совместном ведении дел. Они ищут идеи и проекты, которые помогут им выводить научные разработки на рынок, обсуждают и получают для них бюджетное финансирование. Проще говоря, кластер — это некая управляющая компания инновационной инфраструктурой территории. Все участники и проекты завязаны территориально, и в этом отличие кластеров от технологических платформ. Платформы пытались внедрить несколько лет назад, но дело не пошло. Тогда взялись создавать кластеры. В 2012 году отобрали 25 мест, с достаточной для объединения концентрацией науки. А из этих 25 отобрали 14 пилотных территорий, которые субсидируют из бюджета. В Московской области три территориальных кластера — в Дубне, Долгопрудном и Пущино. Учитывая специфику Пущино, от кластера ожидали потока биотехнологических, фармацевтических и отчасти медицинских бизнесов. В отчете РВК сказано, что в Пущино развивать кластер начали даже раньше, чем правительство разработало пилотную программу. Но потом к нему присоединили Черноголовку, и «пущинский кластер потерял стабильность».

С 2013 года пущинским кластером управляет ОАО «Корпорация развития Московской области». Это плохой вариант, поскольку эта структура будет оказывать управляющие услуги Пущино на платной основе.

Управление и экспертиза

Почему пущинский кластер забуксовал? Чиновники считают, что у него нет управляющей структуры, и это основная проблема. В корпорации кластером Пущино будут заниматься несколько человек, и на месте нужно создать какой-то рабочий орган для оперативного управления. В его задачи входят представительские функции, прием новых членов. Будет ли это некоммерческое партнерство, автономное учреждение или акционерное общество, решать пущинцам. Управляющая компания кластера должна быть либо муниципальной, либо дочкой со 100% долей города — таковы условия программы Минэкономразвития, субсидирующей кластеры. Но это еще не все. Для отбора и экспертизы инновационных проектов нужно создать совет кластера. Он должен регулярно собираться и рассматривать поступившие предложения.

Программа проектов

Написанная в 2012 году программа кластера не вполне годится, потому что проекты в ней либо научно-исследовательские, либо с низким коммерческим потенциалом. Как объяснил Николай Хохлов, субсидировать могут только бизнес-проекты. Научные проекты по программе кластера не финансируются. Еще одно условие — проекты должны быть инфраструктурными, то есть оказывать услуги участникам кластера и развивать инновации. Финансирование могут получить только те проекты, в которых заинтересованы не менее чем два участника. Для проекта нужно создать фирму, учредителем которой станет город. Это важно, чтобы налоги не уходили в другие регионы. Требования жесткие, но их нужно соблюдать.

Первый удачный проект, на который получена субсидия по линии кластера — это создание доклинической лаборатории на базе ФИБХ и Тест-Пущино. Хохлов пояснил, что проект решает задачи большого числа компаний. Доклинику делать негде, ее заказывают за рубежом. Директор лаборатории Аркадий Мурашов рассказал, что это единственная в России сертифицированная лаборатория по стандартам GLP (надлежащая лабораторная практика). Испытания проводят на грызунах, и можно подумать о новом проекте доклинических испытаний фармпрепаратов, с использованием других животных.

Справка МК

92 млн рублей ― субсидии на проекты инновационного кластера Пущино и Чернологовки в 2015 году. Из них 55 млн рублей — на проект доклинической лаборатории ФИБХ и ИЛ Тест-Пущино. Из них 47 млн поступило из федерального бюджета.

 

Деньги на лабораторию выделены приличные, но из-за того, что они пришли в конце 2014 года, их пришлось вернуть в бюджет. Теперь ждут, когда они оттуда придут назад в этом году. Осталось решить и вопрос с предприятием, в которое оформится лаборатория. Сейчас оборудование для нее корпорация закупит в свою собственность, но в будущем передаст ученым.

Второй проект кластера, получивший субсидию в 2014 году, — НОЦ в Черноголовке. Там проблем с размещением оборудования не возникло. Его установили в одном из институтов, оперативно получив согласие ФАНО.

Ближайшие задачи

Участники НТС встретили областных чиновников неласково. Александр Куликов из ИТЭБ высказался прямо:

— Три года говорим ни о чем. Что мы с кластера можем иметь? Скорее всего ничего. Те, кто формировал проекты, не получил ни копейки. Хотелось бы понять, зачем вы приехали?

— Это самообман, — сказал кто-то.

Николай Хохлов и его коллега Александр Комаров потратили добрых два часа, чтобы объяснить полезность кластера, даже предложили съездить в Долгопрудный и посмотреть на тамошний мегауспешный кластер своими глазами, перенять опыт.

И ничего, что своих подходящих проектов нет, корпорация подсобит. К примеру, очень популярны среди кластеров инжиниринговые центры. Их создано уже 9 в разных регионах. Это многопрофильные структуры, которые оказывают услуги малому и среднему бизнесу по НИОКР, предпроектной, проектной подготовке, прототипированию, технической экспертизе и пр. Мордовия умудрилась под инжиниринговый центр получить 200 млн рублей.

— Разве плохо? — терпеливо убеждал Николай Хохлов.

Пожалуй, что и неплохо, решили участники НТС. Инжиниринговый центр в Пущино лишним не будет. Тем более, что есть Институт биологического приборостроения, на базе которого можно сделать предприятие и заявить от него проект.

На подготовку программы проектов и структуры управления кластера чиновники отвели две недели. 

Опубликован в газете "Московский комсомолец" №7 от 10 февраля 2015

Заголовок в газете: Поиграем в кластеры