Почему старообрядческий Покровский храм построен на слезах?

Покровская церковь на улице Чехова в Серпухове

 «Христос Воскресе!» — звучало во всех храмах в минувшее воскресенье. Этот чудесный светлый праздник объединил всех православных христиан, в том числе и тех, кто на протяжении нескольких веков разделены друг с другом. Старообрядцы… в Серпухове их осталось мало. Мало сохранилось в нашем городе и исторических следов Древлеправославной Церкови Христовой. И все же, молитва еще теплится, и некоторые памятники архитектуры чудом сохранены. Один из них — Покровская церковь на улице Чехова.

Покровская церковь на улице Чехова в Серпухове
Старообрядческий Покровский храм

 Церковь, напоминающая посадские храмы Москвы и Ярославля XVII столетия, словно скрывается от глаз городских обывателей, хотя вроде и стоит непосредственно у дороги центральной улицы Серпухова. Кажется, храм Покрова Пресвятой Богородицы только для избранных открывает себя, и только избранных впускает под свои своды.

Покровская церковь — уникальный в своем роде образец «русского стиля» начала ХХ столетия. Стройная нарядна шатровая колокольня, ярусы кокошников и наличники окон с килевидными завершениями на фасаде переносят нас на страницы билибинских иллюстраций. Но вот что удивительно: у храма отсутствует алтарная апсида, да и зачем она, собственно, когда здесь никогда не служилась и не служится литургия. Дело в том, что храмовое сооружение принадлежало общине старообрядцев-беспоповцев федосеевского толка, у которых не имелось священников.

С крестом, но без попа

Свое начало старообрядцы-беспоповцы берут в 1650-1660-х годах, с тех самых страшных лет никоновских реформ. Изменение богослужения, внесение существенных смысловых правок в служебные книги, замена студийского устава, принятого в Х веке при князе Владимире, на иерусалимский, предание проклятью всех тех, кто крестился двумя перстами… реформация церкви проходила жестоко, с насилием, потому раскол русской церкви станет одной из самых страшных и кровавых страниц российской истории. Геополитические интересы царя Алексея Михайловича были превыше главной христианской заповеди «возлюби ближнего». Русский царь под своим скипетром должен объединить все православные государства, в том числе и Константинополь.

Не смирившиеся с новой трактовкой вероисповедания, и соответственно, с жестокими расправами, православные христиане появились на северо-западе Руси, то есть там, где изначально были не церковные, а часовенные приходы. Если даст Бог, то батюшка раз в год и навестит приход, причастит прихожан, отслужит службу, повенчает, в ином же случае в часовне пели, читали, молились самостоятельно… Но с летами не осталось ни одного священника древлеправославной Церкви Христовой, посему некому больше причащать, вести богослужение и венчать. Часть этих христиан сказала: мы находимся в нужде и гонении, незримо пришел в этот мир антихрист, воцарился в церкви, в государстве, не сегодня, завтра наступит конец света, страшный суд; попов, которые молились за наши грехи — нет, а посему будем спасаться, как сможем. Так и возникло одно из направлений старообрядцев-беспоповцев.

Супружеская невенчанность

Сильные гонения только укрепляли дух старообрядцев-беспоповцев: святое дело принять на себя мученичество за Истину. Из всех таинств удерживается только два: крещение и покаяние, так как в церковной истории были случаи, когда исповедовали и крестили люди, не облеченные в священный сан. Но жизнь продолжалась, нужно было создавать семьи, тем самым исполнять один из божественных законов «плодитесь и размножайтесь».

Но тут старообрядство беспоповство принимает еще более радикальное направление — христиане отрицают молитву за власть и отказываются от венчания, т.к. по трактовке беспоповцев вся власть от антихриста, а венчать могут только священники древлеправославной Церкови, а таковые уже почили. Основатель сего учения был глубоко начитанный человек Феодосий Васильев, являющийся дьячком одного из новгородских погостов. Организовав свою общину в 1694-м году на землях пограничных с Польшей, Васильев находит немало сторонников. Более того, после прекращения религиозного преследования раскола при Петре I, и пользуясь покровительством Меншикова, он со своими учениками возвращается в Россию. Теперь его учением охвачены не только низшие классы народа, но и дворяне.

Та строгость и порой жесткая дисциплина в общине старообрядцев-беспоповцев федосеевского толка влияла на формирование сильных характеров ее членов. Посему именно среди них было немало успешных купцов и фабрикантов. Среди них как раз и была известная купчиха Анна Васильевна Мараева, которая являлась прихожанкой Преображенской старообрядческой общины в Москве. Кстати, сама эта община, центр которой и находился на Преображенском кладбище, вела большую просветительскую деятельность, занимаясь книгопечатанием. Здесь были самые авторитетные и влиятельные наставники, потому приход владел большим количеством капитала.

Община поддерживала своих прихожан, даже давала беспроцентную ссуду для начинающих купцов и мануфактурщиков. Возможно именно поэтому, дабы открыть свое дело, родители Анны Васильевны Мараевой, в девичестве Никитиной, и «впали в ересь». Во всяком случае бывшие крестьяне Никитины из Калужской губернии вскоре станут зажиточными купцами. Впрочем, позже судьба сыграет с Анной Васильевной злую шутку: рано овдовев с восемью детьми на руках, на протяжении десяти лет она будет отстаивать в судах свое право на наследство мужа, с которым она, являясь последовательницей федосеевского толка, не была венчана.

Коллекция минералов на месте молельни

 Согласно документам Серпуховского уезда, старообрядцев насчитывалось несколько сот человек. В основном они жили в Борисово, Бутурлино и Глазово. Старообрядцев федосеевского толка официально по документам было очень мало, но это лишь официально… Сильные гонения и притеснения заставляли оставаться в тени. Многие из адептов вынуждены были давать приходским попам взятки, чтобы те писали в своих книгах о том, что те исповедовались и ходят на службу. Вот один яркий пример: в клировой ведомости от 1916 года Храма Жен-Мироносиц священник пишет, мол, в его приходе живет только один старообрядец-беспоповец. Но вот интересно: рядом, на улице 2-я Московская, проживает много семей старообрядцев-беспоповцев.

По имеющимся документам, федосеевцы уже в первой половине XIX века организовали свою молельню, попечителями которой являлись серпуховские купцы Еремины. Сохранились даже сведения, что когда во время строительства собора Николы Белого всех местных жителей обязывали вносить плату, то беспоповцы поехали в Москву на Преображенское кладбище с жалобой, что церковные власти их обирают. К сожалению, где именно располагался молитвенный дом — историки не знают, т.к. все старообрядческие храмы были нелегальны. Известно лишь, что молельня была богато убранной и красивой.

Как правило, комната для молитв находилась внутри дома какого-либо богатого купца, в дом которого приходили как влиятельная аристократия, так и простые крестьяне. Когда в Серпухове поселились Мараевы, то они уже стали покровителями старообрядцев. В одном из помещений своего особняка (в котором сегодня, как всем известно, располагается Серпуховский историко-художественный музей) была организована такая молельня. Богато убранный домовый храм с полной утварью и иконами располагался аккурат в центре дома, где сейчас находится экспозиция минералов. Помолиться сюда приходила и сама Анна Васильевна, и члены ее семьи, и рабочие ее мануфактур — перед Богом нет никаких сословных различий, только взаимоуважение и любовь.

Построить храм, оплакивая дочь

В 1905-м царь Николай II издает свой манифест «Об укреплении начал веротерпимости». Старообрядцы теперь могут свободно молиться, свободно печатать свое слово, и самое главное — легально строить храмы. А в этот момент в семье Мараевых случилось страшное горе: с лошади падает младшая дочь Анфиса Мефодиевна. Жизнь молодой цветущей девушки увядает на глазах матери. Возможно Анна Васильевна, расценив эту трагедию как Божию кару, задумывается о строительстве храма в Заборье. Дело в том, что на последнем Соборе старообрядцев, где строго осуждали современные правила поведения девиц, которые стали увлекаться танцами и верховой ездой, было принято решение, что тех жен, которые пляшут и скачут, от церковного общения отлучить.

Конечно же, Анна Мараева горячо любила своих детей. Она им дала прекрасное образование, воспитание, и, наверное, делала некие послабления. И вот, согласно семейному преданию, когда случилось горе, Анна Васильевна, каясь и молясь, принялась за благоугодное дело, надеясь тем самым облегчить загробную жизнь своей дочери.

Можно себе только представить, как мать на деньги, отложенные на приданое, строит церковь в память о своем дите. По сегодняшний день на одном из аналоев лежит икона преподобной мученицы Анфисы, небесной покровительницы Анфисы Мефодиевны.

Храм начали строить в 1908 году, при этом председателем общины был назначен Константин Мефодиевич Мараев, старший сын Анны Васильевны. Автором проекта храма был известный в ту пору московский архитектор М.Г. Пиотрович.

Большая часть икон, судя по подписям, принадлежали Анне Васильевне, другая часть — дар прихожан. Всего в Покровском храме насчитывается порядка 700 памятников, и что самое ценное — все они остались нетронутыми ни революцией, ни временем. Свидетельство на пользование зданием было выдано в 1912 году и с этого момента в храме Покрова Пресвятой Богородицы при ткацкой фабрике в Заборье идут службы. На молитву сюда приходит и Анна Васильевна, однако до конца своей жизни она так и останется прихожанкой общины на Преображенском кладбище.

Помолиться и прикоснуться к истории

Пусть и редко, но все-таки здесь проводятся службы. Приходят помолиться и серпуховичи-старообрядцы, и москвичи. Выделяющиеся на светлом фоне стен темное дерево иконостасов, тонкое письмо икон, и умеренное, можно сказать сдержанное использование позолоты на иконных окладах и утвари — все это создает особую атмосферу, призывающую к внутренней молитве. А еще Покровский храм — это островок старой Руси, отголосок нашей истории, в котором слышны и крики о помощи, и плач горя, плач покаяния…

Сегодня церковь Покрова является филиалом Серпуховского историко-художественного музея и здесь регулярно проходят очень интересные, и очень познавательные экскурсии. Время от времени здесь слышны детские голоса — ребятня приходит на занятия «Мир русской иконы», «Образ Богородицы в древнерусском искусстве». А еще здесь открылась уникальная выставка «Серпухов и семья А.В. Мараевой в годы Первой мировой войны», являющаяся документальным подтверждением человеколюбия Анны Васильевны и членов ее семьи.

Первая мировая война… В Серпухове было открыто несколько военных госпиталей для нижних чинов. И при этом самый крупный из них на сто коек был открыт в доме Мараевых на личные средства Анны Васильевны. Ее дочь Анна, облачившись в белоснежное платье сестры милосердия, отправится с военно-санитарным поездом на фронт, а внучки Екатерина и Вера Уфимцевы будут непрестанно оказывать медицинскую помощь раненым. Вот они — плоды добродетели, вот они — плоды христианской любви.

Чудесный апрельский день. Легкий весенний ветерок доносит на улицу Чехова, к храму Покрова Пресвятой Богородицы, колокольный звон — в Соборе Николы Белого скоро вечерняя служба. Впереди — дни радости и для православных христиан, и для христиан старообрядцев. Дни радости победы вечной жизни над грехом, дни радости торжества памяти над беспамятством, любви над жестокостью. И, наверное, не так уж и важно, каким образом ты себя осеняешь крестом: двуперстным или тремя перстами. 

Опубликован в газете "Московский комсомолец" №16 от 15 апреля 2015

Заголовок в газете: Осенив крестным знамением

Что еще почитать

В регионах

Новости региона

Все новости

Новости

Самое читаемое

Реклама

Автовзгляд

Womanhit

Охотники.ру