Кто заплатит за инвалидность молодой девушки

13.09.2018 в 22:25, просмотров: 569

Жительница Протвино Мария Лабутова получила тяжелые травмы после неудачного приземления с парашютом. Организаторы прыжков отказываются компенсировать лечение, поэтому семья девушки обратилась в суд. Подключились следственные органы.

Кто заплатит за инвалидность молодой девушки

Прошел ровно год с того рокового дня, когда на аэродроме Коробчеево в Коломне проходил организационно-тренировочный сбор спасателей Московской региональной поисково-спасательной базы (далее - РПСБ) ФКУ «Центральный авиационный поисково-спасательный центр» Росавиации. Во время прыжка в тандеме с одним из спасателей сильно пострадала Мария Лабутова — юная девушка, накануне получившая диплом бакалавра института русского языка. Она перенесла множество операций, тяжелое лечение, сейчас проходит курс реабилитации, пытаясь встать на ноги.

«МК в Серпухове» подробно рассказывал об этой трагедии в статьях «Жительница Протвино находится в критическом состоянии после прыжка с парашютом» (04.09.2017), «Прыжок с парашютом со спасателем МЧС сломал жизнь молодой девушке» (27.09.2017), «Следствие прокомментировало инцидент на Аэрограде-Коломна, где пострадала Мария Лабутова» (15.10.2017).

В последней публикации от 14.11.2017 мы сообщали о том, что Московский следственный отдел на воздушном и водном транспорте Московского межрегионального следственного управления на транспорте СК РФ не нашел злоумышленников, которых можно привлечь к ответственности за это происшествие. Отец Марии Лабутовой — Василий — не согласился с итогом проверки и потребовал возбудить уголовное дело. Ему не отказывали прямо, но и не шли навстречу. Фактически его футболили, материалы проверки пересылались из ведомства в ведомство, прокуратура пыталась «определить подследственность». Так прошел почти год. Только обращения к главе СК РФ А.И. Бастрыкину и Генеральному прокурору РФ Ю.Я. Чайке сдвинуло ситуацию с мертвой точки.

12 марта 2018 года Московский следственный отдел на воздушном и водном транспорте возбудил уголовное дело по п. «в» ч. 2 ст. 238 УК РФ, а именно «Производство, хранение, перевозка либо сбыт товаров и продукции, выполнение работ или оказание услуг, не отвечающих требованиям безопасности», если они повлекли по неосторожности причинение тяжкого вреда здоровью либо смерть человека. Статья предусматривает штраф от 100 до 500 тысяч рублей или принудительные работы сроком до 5 лет, либо лишение свободы на срок до 6 лет.

Неустановленное лицо

Что же выяснило следствие? Группа спасателей в количестве шести человек тренировалась в Коробчеево 24 августа 2017 года. Руководителем воздушной тренировки был назначен Дмитрий Подлесной. Как отмечено в плановой таблице, у него за плечами 3085 прыжков. В этот день он должен был прыгнуть несколько раз, в том числе один раз с пассажиром. Его имя в плане не указано. Также там нет имен и подписей руководителя полетов и фельдшера, что указывает на грубое нарушение регламента подготовки прыжков. Тем не менее, документ утвержден подписью начальника РПСБ А.И. Минаева.

Как рассказывает Василий Лабутов, его дочь ранее никогда не прыгала с парашютом, не занималась никакими экстремальными видами спорта. Она любила литературу, рукоделие, закончила музыкальную школу «Камертон» в Протвино.

Мария росла в порядочной простой семье, воспитавшей троих детей. Родители работают в протвинском реабилитационном центре.

Вот что говорится в постановлении о возбуждении уголовного дела: «неустановленным лицом, осознающим общественную опасность своих действий, в качестве пассажира тандема на безвозмездной основе привлечена Лабутова Мария, не являющаяся работником Московской РПСБ ... и не включенная в соответствующий план-график воздушно-десантной подготовки группы спасателей указанного учреждения».

Кто это неустановленное лицо, будет ясно позже. Предложив Марию вместо себя, «лицо», фигурально выражаясь, совершило подлог, подло воспользовавшись неосведомленностью девушки, страстно желавшей впервые в жизни прыгнуть с парашютом. Очевидно, осуществить это со спасателями Росавиации любому человеку покажется самым безопасным вариантом.

Цитата из письма Московского следственного отдела на воздушном и водном транспорте от 15.02.2018, раскрывающая некоторые детали: «Лабутова М.В. осуществляла прыжок с парашютом в тандеме с Подлесным Д.Б по личной договоренности с последним. По результатам проверки следствие пришло к выводу о том, что в действиях Подлесного Д.Б. могут усматриваться признаки преступления ч. 2 ст. 118 УК РФ».

Не исключено, что Подлесного могут сделать крайним в этой трагедии. Кстати, он уже уволился из отряда по собственному желанию. Но будет ли справедливым привлечь к ответственности его одного?

Исходя из имеющихся документов и фактов, никто из членов группы (спасатели Алтунин А.Д., Гаспарян К.С, Гусев И.М.), кажется, не воспрепятствовал участию в прыжке постороннего человека. Не было возражений, судя по всему, ни от руководителя полетов, ни от пилотов, которые не могли не знать, кого поднимают в воздух. Фельдшера, который обязан присутствовать на тренировках спасателей, как мы уже знаем, согласно документам, не было. По факту же фельдшер Питаев В.С. присутствовал. Именно он должен был прыгать в тандеме с Подлесным.

Вот что пишет в возражениях на иск представитель Центрального авиационного поисково-спасательного центра: «Питаев В.С. попросил Подлесного Д.Б. взять вместо себя в качестве пассажира его знакомую Лабутову М.В.».

Таким образом, вопрос о том, пытался ли фельдшер отговорить от прыжка неопытную девушку, не имеющую специальной страховки от несчастного случая, не стоит. Не только не пытался, а сам ее туда сосватал. Никто из участников события не забил тревогу, видя грубые «нарушения трудового договора, нормативных документов, регламентирующих деятельность авиационных спасателей».

Трагедия в небе

Итак, Марии выдали экипировку и провели инструктаж. Самолет поднялся на высоту четыре километра. Она прыгнула с инструктором.

«При выполнении прыжка, в результате частного отказа парашютной системы, приземление производилось на повышенной вертикальной скорости и с правым вращением, в результате чего Подлесной Д.Б. и Лабутова М.В. получили телесные повреждения различной степени тяжести», —говорится в постановлении.

А вот подробности из материалов суда: «Парашют отнесло от заданной площадки приземления. Приготовившись к приземлению вдоль дороги, Подлесной Д.Б. увидел, что по дороге с большой скоростью двигался автомобиль, водитель которого явно не видел снижающегося парашютиста. Уйти от столкновения с автотранспортом удалось, приземление произошло на грунт, покрытый высокой травой, но за пределами установленной площадки приземления».

Тандем падал с высоты четырех километров. Мария как пассажир находилась внизу и приняла всю тяжесть удара о грунт. Дмитрий пострадал значительно меньше. Обоих доставили сначала в больницу Коломны, затем Марию переправили в Москву в НИИ Склифосовского.

Требуется справедливость

Изначально на разных этапах расследования дела была проявлена неосмотрительность. Полиция Коломенского отдела выехала на место происшествия поздно, уже после опроса Подлесного в больнице. Оперативники не застали на месте спасателей. Парашют, на котором разбился тандем, они увезли с собой, несмотря на прямой запрет, содержащийся в регламенте. Полиция затребовала купол лишь через несколько дней, но был ли он предоставлен, неизвестно. Соответственно, мы не знаем, кто и когда складывал парашют, на каком этапе произошел отказ системы.

Одновременно с открытием уголовного дела Василий Лабутов подал гражданский иск о возмещении вреда, причиненного его дочери увечьем. Ответчиками по нему идут Аэроград Коломна, предоставивший аэродром и самолет для тренировки, и Центральный авиационный поисково-спасательный центр Росавиации. Обе организации исковые требования отвергают. С заявленной суммой компенсации, а это более миллиона рублей, не согласны.

Авиационные юристы на шести страницах расписывают возражения по каждому пункту, пытаясь найти лазейку в справедливых исковых требованиях и уйти от ответственности. Они сваливают вину на Подлесного и уверяют, что организация не имела возможности пресечь противоправные действия. Помогут ли эти мелочные уловки выйти РПСБ сухой из воды? Надеемся, что суд будет справедливым, следствие тщательным, а наказание неизбежным.