История тайного епископа Серпуховского

В истории России было много периодов, о которых до сих пор сложно рассуждать, как о до конца понятых и принятых. Один из таких временных промежутков — 20-30-е годы двадцатого столетия. Перед многими стоял выбор: принимать или нет новое время и новые идеи. Среди судеб, оказавшихся в круговороте событий, есть и трагедия Михаила Александровича Жижиленко, чья биография тесно связана с Серпуховом.  

История тайного епископа Серпуховского

В одной из русских эмигрантских газет в 1931 году было опубликовано такое сообщение: «Ватикан, 30 ноября (Гавас). Только сегодня комиссией Ватикана «Про-Руссия» получено известие о смерти магистра Максима, православного епископа Серпухова. Епископ Максим был расстрелян 6 июля большевиками за отказ признать митрополита Сергия, примирившегося, как известно, с советской властью».

Этим епископом Максимом Серпуховским и был Михаил Александрович Жижиленко — врач и священнослужитель, который хоть и принял перемены в общественном строе, но не смог смириться с ними в церкви.

Врач милосердный

Родился Михаил Жижиленко в 1885 году в польском городке Калиш в семье успешного юриста. Его отец — Александр Григорьевич Жижиленко — служил прокурором окружного суда. В большой патриархальной семье росло 9 детей. Все они воспитывались в любви к окружающему миру и Богу. Учился Михаил прилежно: с 1 по 7 класс — в Калише, а потом в Санкт-Петербурге, переехав туда после смерти родителей к старшему брату Александру — впоследствии известному русскому учёному, профессору уголовного права Петроградского университета.

В 1908 году Михаил Жижиленко поступил на медицинский факультет Московского университета и в 1912 году успешно получил диплом. В годы учёбы, из-за трагических семейных обстоятельств, произошло его укрепление в вере. На предпоследнем курсе он женился, но счастливому браку суждено было просуществовать только полгода. Жена забеременела, однако врачи вынесли страшный вердикт: беременность женщина не вынесет и её надо прервать. Но набожные супруги категорически отказались от операции, и, увы, врачебный прогноз сбылся: молодая жена умерла в родительском доме в Ейске, куда уехала в надежде родить ребёнка.

Да и сам Михаил в это время перенёс тяжёлую операцию по поводу запущенного аппендицита. Долго не мог восстановиться. Ему было так плохо, что друзья и родственники даже не отважились сразу сообщить ему о смерти супруги и сделали это только тогда, когда Михаил пошёл на поправку.

Горе и отчаяние вдовца были велики, и, как рассказывала его сестра, однажды Михаил увидел во сне покойную мать, которая посоветовала ему обратиться с молитвой к святому Пантелеймону. Он последовал этому совету, и ему стало значительно легче на душе. Этот случай ещё более сподвиг Михаила на путь почитания Бога и помощи людям.

По окончании университета Михаил Александрович некоторое время работал психиатром в Сокольнической больнице в Москве. Потом перешёл на должность врача Министерства путей сообщения в Благовещенске и Москве. С самого начала Первой мировой войны вплоть до января 1918 года Михаил Жижиленко был на фронте, в Галиции: служил врачом Кубанского пластунского батальона. Здесь он чуть не умер от тифа, заразившись от больных пленных австрийцев.

Приняв новую власть большевиков, Михаил Александрович Жижиленко продолжил работать по профессии. В августе 1919 года, возглавляя полевой госпиталь Красной армии, он попал в плен к казакам генерала К.К. Мамонтова, но был освобождён. В 1921 году Жижиленко переходит работать врачом в Наркомат путей сообщения.

Одним из самых ярких по выражению милосердия и желания помогать людям стал для Михаила Александровича период работы — с 1922 по 1928 год — главврачом больницы Таганской тюрьмы. Его не просто уважали заключённые и персонал учреждения, Михаила Жижиленко называли ангелом-хранителем. Он не просто лечил, но и поддерживал, утешал и всячески помогал своим пациентам. Доходило даже до того, что перед ним, как на исповеди, открывали душу самые закоренелые злодеи-уголовники, и многие из них после беседы с милосердным врачом становились на путь исправления.

Путь к Богу

Ещё в своей мирской жизни Михаил Александрович Жижиленко познакомился со святейшим патриархом Тихоном, которого чтил очень глубоко. Их отношения со временем переросли в тесную дружбу. Конец 20-х годов прошлого века был временем очень трудным для православной церкви. Государство всё более и более подминало под себя духовенство, вынуждая священнослужителей принимать новые условия существования.

Как-то, в одной из бесед патриарх Тихон высказал Жижиленко свои сомнения в необходимости уступок советской власти. Сам он, идя на эти уступки, постепенно понимал, что политика всё больше проникает в религию. Выход из этой ситуации патриарх видел в уходе Русской православной церкви в катакомбы, поэтому незадолго до своей кончины он благословил Михаила Александровича принять тайное монашество и впоследствии — сан епископа и служить истинной, по его мнению, православной вере.

Михаил Жижиленко выполнил волю покойного и 20 мая 1928 года в Ленинградском соборе Воскресения Христова был тайно посвящён во диакона архиепископом Димитрием (Любимовым) — лидером иосифлянского движения в церкви.

Иосифлянство — правоконсервативное движение в Русской православной церкви, возникшее в конце 1927 года. Иосифляне не согласились со смещением с Ленинградской епархии митрополита Иосифа (Петровых), которое инициировал заместитель Патриаршего Местоблюстителя митрополит Сергий (Страгородский), став фактическим управляющим Русской православной церковью. Центром иосифлянства в Московской губернии стал Серпухов.

16 июля 1927 года вышло в свет «Послание Заместителя Патриаршего Местоблюстителя митрополита Нижегородского Сергия и Временного Патриаршего Священного Синода архипастырям, пастырям и всем верным чадам Всероссийской Православной Церкви», (известное как Декларация митрополита Сергия), которое номинально ставило церковь под негласный надзор государства.

Михаил Александрович Жижиленко, не приняв душой идеи Декларации, вместе с мирянами и духовенством Серпухова составил акт от 30 декабря 1927 года об отмежевании от митрополита Сергия и его Синода, в котором, в частности, говорилось:

Не находя для себя более возможным оставаться на том скользком и двусмысленном пути, на который Вы своими декларацией и распоряжениями поставили всю Православную Церковь, и повинуясь голосу совести и долгу пред Богом и верующими, мы, нижеподписавшиеся, порываем каноническое и молитвенное общение с Вами и так называемым «Патриаршим Синодом» и отказываемся признавать Вас Заместителем Местоблюстителя Патриаршего Престола».

В мае 1928 года Михаил Жижиленко также архиепископом Димитрием (Любимовым) был тайно рукоположен в иерея, в сентябре этого же года принял монашеский постриг с именем Максим. А 12 октября в храме на Пискарёвке был тайно хиротонисан во епископа Серпуховского.

Убеждений не предавший

В это время в Серпухове разворачивается борьба между сергианами и иосифлянами. По инициативе протоиерея Александра Кремышенского — настоятеля собора Пресвятой Троицы, главного серпуховского храма — 2 января 1928 года было созвано общегородское собрание духовенства. Отец Александр призвал порвать все отношения с митрополитом Сергием. После собрания он поехал в Ленинград к епискому Димитрию, который назначил его Серпуховским благочинным. Большая часть духовенства и мирян города поддержала отца Александра. Однако митрополит Сергий назначил в Серпухов епископа Мануила (Лемешевского), активная деятельность которого достаточно быстро изменила ситуацию в городе. И уже к лету десять из восемнадцати серпуховских храмов перешли на сторону сергиан.

В августе 1928 года в Серпухове были арестованы протоиерей Александр Кремышенский, и вместе с ним иеромонахи Моисей (Доброхотов) и Серапион (Кутин), а также иеродиак Варсонофий (Бессонов). 8 октября КОГПУ приговорила всех к заключению в лагерь или ссылку.

Иосифляне Серпухова обратились к епископу Димитрию (Любимову) с просьбой назначить им архиерея, и он указал обратиться к епископу Максиму (Жижиленко), раскрыв тайну его хиротонии. В январе 1929 года епископ Максим вступил в управление епархией. Узнав о прибытии в город нового епископа-иосифлянина (Таганского старца — как его называли, памятуя о его работе в Таганской тюрьме), все храмы Серпухова снова перешли на его сторону. К серпуховским иосифлянам присоединилась часть приходов Московской области, а также ряда других городов России.

Однако не пришлось долго послужить в Серпухове епископу Максиму. Влияние Таганского старца быстро возрастало. Особенно после того, как в литургийный чин была введена знаменитая «Молитва о святой Церкви» («Молитва относительно большевиков»). Авторство молитвы приписывали епископу Максиму. Для советской власти, которая благосклонно относилась к Жижиленко-врачу, его откровенная антибольшевистская позиция как священнослужителя была недопустимой.

24 мая 1929 года Михаил Жижиленко был арестован и приговорен Коллегией ОГПУ к 3 годам исправительно-трудовых лагерей. Его отправили в Соловецкий лагерь, затем — в Белбалтлаг. В заключении он работал по профессии, всячески помогая страдальцам.

Казалось бы, судьба могла ещё отнестись благосклонно к Михаилу Александровичу. Но он не стал изменять своим принципам и продолжал служение Богу в соответствии с убеждениями.

19 августа 1930 года в ПП ОГПУ Московской области было возбуждено следственное дело № 28850 Церковно-монархической организации «Истинное Православие», по которому было арестовано более 100 человек. Обвинительное заключение вышло 4 февраля 1931 года. 17 иеромонахов, в том числе и епископ Максим, были приговорены к расстрелу. 4 июня 1931 года приговор приведён в исполнение.

В 1981 году решением Архиерейского Собора РПЦ епископ Максим (Жижиленко) Серпуховской канонизирован в лике новосвященномученика с включением в собор новомучеников и исповедников Российских. 11 марта 2020 года решением Священного Синода РПЦ он включён в собор новомучеников и исповедников Церкви Русской наряду с епископом Сергием (Дружининым) и ещё рядом подвижников, почитавшихся в РПЦ, с установлением дня памяти 22 мая по юлианскому календарю (4 июня по григорианскому).

В 2013 году в Серпухове группа авторов-энтузиастов в составе А. А. Мосолова, А. Д. Пилипенко, М. П. Пантелеева, И. А. Волкова и ряда других, при поддержке местного благочиния (и участии настоятеля Троицкого собора о. Сергия (Свирепова)) выпустила двухтомник «Храмы Серпуховского благочиния». Но нет там пока упоминания о епископе Максиме. По словам о. Сергия, работа продолжается. И все причастные к этому богоугодному делу надеются, что в свет выйдет третья часть издания, которая пополнит копилку знаний о серпуховском духовенстве и позволит лучше понять самые сложные периоды в истории.

Опубликован в газете "Московский комсомолец" №24 от 10 июня 2020

Заголовок в газете: История тайного епископа Серпуховского