История, отразившаяся в судьбах отца и сына

Спешу к назначенному времени. Лечу со скоростью 60 км в час к зданию 8-го батальона, что на Борисовском шоссе. Припарковываюсь. После чего быстро поднимаюсь на второй этаж, ищу кабинет заместителя командира батальона. Говорят, что Дмитрий Павлов хоть человек и очень душевный, но категорически не любит, когда кто-то опаздывает. Не сказать, что я дама безответственная, но… главный редактор себе никогда не принадлежит. Вбегаю и вижу перед собой импозантного полицейского с майорскими звездочками на погонах.

История, отразившаяся в судьбах отца и сына

— Много наслышан о вас, — сказал он с некими нотками, созвучными сотрудникам следственного комитета.

— А я о вас, — ответила в свою очередь я, и на этом наше церемониальное алаверды завершилось.

Ох, не любит Дмитрий Борисович журналистов, явно не любит. Но на носу 85-летие со дня образования Госавтоинспекции, поэтому с подводной лодки ему уже никуда не деться. Так что в этот раз я регулирую движением, а не высокопоставленный сотрудник ГИБДД. Да, кстати, жутко любопытно: если повстречаться с майором полиции Павловым на дороге, например, во время очередного какого-то рейда, будет ли он так же суров, как сейчас? Впрочем, автолюбитель я дотошный, стараюсь соблюдать все пункты ПДД — если что, открою дверь своего авто для проверки документов с чистой совестью, ну и, как полагается, с открытой душой.     

— Первооткрывателем погонной деятельности стал мой отец, — отвечает Дмитрий Борисович на мой вопрос, с кого началась его семейная династия.

— Эдак вы загнули! Я такой формулировки еще никогда не слышала, — говорю я.

— Вы лучше с отцом пообщайтесь, много он вам чего расскажет про свою службу. У меня же, поверьте, ничего интересного.

И кажется, что действительно ничего интересного. В середине лихих 90-х, когда страна тонула в бандитизме и произволе, Дмитрий Павлов поступил в Московскую школу милиции. Закон тогда был лишь на бумаге. Впрочем, чего уж говорить про закон? Толком страны не было. Криминальный мир набирал обороты, а многие сотрудники правоохранительных органов покидали службу. Вот и Дмитрий, поработав участковым совсем небольшой промежуток, принял радикальное решение: завязать. С юридическим образованием пошел в управление здравоохранения администрации города Подольска. Поработал там юристом два года и в один прекрасный момент сказал: «Возвращаться! В органы МВД». Снова начал проходить медкомиссию, сдавать тесты, и вот Дмитрий Павлов зачислен во 2-й полк ГИБДД.

— Ну что, надел форму и вышел на линию. Тогда контрабанду гнали фурами. На контрольно-пропускных пунктах задержания были обыденным явлением. Прослужил я во 2-м полку с год, а потом перевелся инспектором ДПС в 8-й батальон. Но работа оставалась прежней — борьба с преступностью. Это уже намного позже стал перемещаться по служебной лестнице. Так, в 2012-м стал командиром роты. Далее служил в дежурной службе ИАЗ и в январе 2019 года был назначен заместителем командира 8-го батальона.

У Бориса Васильевича Павлова Дмитрий — старший сын. Мальчишка, в отличие от своего брата Алексея, грезил о службе в милиции с детства.

— Вот приеду на обед домой, а он уже ждет. Мне тогда сначала мотоцикл выдали. Так он все вокруг него ходил. Потом, уже через полгода, получил машину. Пусть и старенькая она была, но я был ей очень рад, что уж говорить про сына?! Помню, где-то в пятилетнем возрасте он нашел палку, покрасил ее, сделал из нее жезл и на улице, возле водопроводной колонки, останавливал и велосипедистов, и автомобилистов.

— Строгий он у вас видимо был с самого детства. Не забалуешь! — резюмирую я.

С Борисом Васильевичем Павловым непринужденно беседуем в маленьком уютном домике на улице Победы. Здесь прошла вся его жизнь, здесь выросли его сыновья. Вот и внучок любопытно разглядывает из-за угла незнакомую тетю.

— Это Димкин! — с улыбкой говорит Борис Павлов.

Сам Борис Васильевич в своей молодости никогда не думал о службе в милиции. Сразу же после школы пошел на Радиотехнический завод учеником токаря, через полгода его перевели на должность токаря первого разряда. Так и проработал на предприятии без малого четыре года. Потом в его трудовой книжке появилась запись: «Служба в Советской армии с 17 мая 1969 года по 29 мая 1971 года».

Демобилизовавшись, парень уже было собрался идти на завод, как встретил своего соседа — Александра Савостьянова. Тот, вернувшись немного раньше Бориса из армии, успел устроиться в отдел вневедомственной охраны. «Я работаю в органах, может, и ты со мной?» — сказал он. Эта легкая, может быть, даже случайно брошенная фраза повернет жизнь Бориса в совсем иное русло. И вот он уже служит во вневедомственной охране под руководством ветерана Великой Отечественной войны, удивительного человека Вахтанга Иосифовича Элошвили. Одновременно молодой человек поступает в техникум, который успешно оканчивает в 1976 году.

— Перед защитой диплома подхожу я к Вахтангу Иосифовичу и говорю: «Я хочу идти на службу в ГАИ». А он мне: «Как это ты хочешь идти!? Ну-ка, быстро садись в машину». Я сел в его «Волгу» на переднее сиденье, он же всегда ездил на заднем. Едем не знаю куда. Приезжаем на площадь, где находилось 17-е отделение ГАИ. Заходим прямо в кабинет начальника. «Так, этот будет у вас работать», — сказал Элошвили Виноградову. «Кто вы?» — обращается ко мне Анатолий Дмитриевич. «Вот заканчиваю техникум по специальности техническое обслуживание и ремонт автомобилей». «Водительское удостоверение есть?», «Есть», «Тогда подходите». Так я и стал инспектором ДПС, первое мое звание было младший лейтенант.

Дело в том, что в то время в 17-е отделение шел набор. Требовались ответственные и самое главное — смышленые ребята. Об этом никто никогда не писал, но, оказывается, усиление штата было связано с осуществлением контроля за иностранцами. Именно поэтому повсеместно по старому Симферопольскому шоссе были расставлены посты ГАИ. Проехала машина с иностранными номерами или номерами посольства — сразу же об этом нужно доложить на следующий КП. Так с поста до поста и «сопровождали» машину.   

— Если в определенное время автомобиль не подъезжал к посту, то начинали бить тревогу. Сразу же следом выдвигались, осматривали территорию. И, скажу я вам, бывало такое не раз. Останавливаешь, спрашиваешь цель маршрута. Тебе отвечают: «Мы едем в Поленово». А сами раз и на бетоночку завернули. А на бетоночке той самой располагались и военные полигоны, и воинские части, такие как Съяново-2, Фенино. Но перехватывали мы их только так. «Ой, а мы вот заблудились!» — как правило, говорили они. Дальше с ними уже ребята из КГБ беседовали.  

Шло время, 17-е отделение ГАИ стало 10-м дивизионом, и работы, соответственно, поприбавилось. Лейтенанта милиции Павлова переводят в дежурную часть.

— У нас все строго было с обмундированием. Если потеряешь, то придется возмещать в пятикратном размере. Вот я и поду-мал: «Зачем мне в дежурной части шуба?». Поехал и сдал ее. А в это время к нам перевели на перевоспитание начальника РГАИ, уж не знаю, что там стряслось. Наш командир Калинкин решил его поставить в качестве простого инспектора ДПС на перекрестке 1-й Московской и Советской. Ну а Нижника же тогда все в городе знали и, конечно же, были удивлены, что он стоит на дороге. «Вы что здесь стоите?» — спрашивали его водители. Ну а он: «Вы знаете, обстановка такая тяжелая, вот сам вышел». Постоял он так три дня, а потом и попросился в кабинет. Вместо него в ДПС отправляют меня, а шуба-то уже сдана!

— Я смотрю, Калинкин был суровым руководителем!

— Жесткий, было такое дело. Потом у нас началась другая история: решили 10-й дивизион объединить с 8-м батальоном. Меня перебросили в подольскую группу: оружие здесь получали, а ездили на службу в Подольский район. Ну а что сделаешь?

— Да-да, я знаю об этой истории. Правда, этот эксперимент продлился недолго, где-то с год. Так как жены стали жаловаться в главное управление.

— Моя жена не жаловалась. Но прослужил я там действительно недолго. Мы обслуживали всю подольскую территорию, самые дальние точки были Столбовая, Чепелево. Добирались мы на «Икарусах». Раньше они часто ходили через Серпухов. Автобусы шли из Тулы, Орла, Липицка, Харькова по 2-й Московской и останавливались на автовокзале, который находился напротив кинотеатра «Дружба». Мало кто помнит, что где-то до 75-го года было транспортное сообщение по старому мосту через Оку, он находился рядом с железнодорожным. Потом, когда уже построили новый мост, по которому сейчас все ездят, то междугородние автобусы стали заезжать в Серпухов по Борисовскому шоссе, и автовокзал перенесли уже к рынку. Водители делали небольшой перерыв и ехали в сторону Москвы через площадь имени Ленина. Здесь они нас и подхватывали. Скажу я вам, что всегда к нам они относились с большим уважением. 

Впрочем, и сами сотрудники Госавтоинспекции отличались отзывчивостью. К примеру, если во время сенокоса вдруг требовалась помощь совхозу, то инспекторы Госавтоинспекции в свои законные выходные брались за дело. В память об этих мгновениях остался черно-белый снимок. Честно сказать, в бравых ребятах, одетых по гражданке, трудно узнать милиционеров. Среди них и замполит Юрий Федорович Прокунин.

В 1991 году 13-я спецрота, в которую был переформирован 10-й дивизион, переезжает в новое здание на Борисовском шоссе: просторный холл, отдельные кабинеты, огромная по тем временам площадка для спецтранспорта — самый настоящий дворец. До этого на протяжении многих лет несколько десятков милиционеров ютились в старых и самое главное — тесных помещениях бывшего трактира. Думал ли тогда Борис Васильевич, что спустя годы на втором этаже этого современного по тем временам здания в качестве заместителя командира батальона будет служить его сын? «Нет, не думал», — признается он. Все получилось так, как предопределила Судьба. Уволился Борис Павлов из органов в звании капитана милиции в 1997 году, отдав Госавтоинспекции двадцать один год, пройдя путь от инспектора ДПС до командира взвода.

— Все свое детство я провел в путешествиях с отцом, — вспоминает Павлов-младший. — Мы всегда с ним куда-то ездили по служебным делам. Нравились и служебный транспорт, и форменное обмундирование. Так что с детства мне прививались пунктуальность, аккуратность и строгость. Поэтому вполне закономерно, что я пошел в ГАИ. Да, работа интересная, но сам труд, скажу я вам, адский: ты отвечаешь за безопасность на дороге день и ночь. Жаль, что сегодня многие участники движения этого не понимают... очень жаль. Не хватает уважения к сотрудникам Госавтоинспекции.

Майор полиции Дмитрий Павлов много говорит о прописных истинах. Понимаю, что о своей службе рассказывать он категорически не желает, вот и ведет разговор обо всем, подбирая пространные фразы. Ну что, человек при исполнении — все понятно. Думаю, что с Дмитрием Борисовичем еще поговорим, но только уже в другом месте и в другое время. Сядем мы с ним в маленьком уютном домике на улице Победы, включу я диктофон, и начнет ветеран МВД Павлов вести свой рассказ о том, как служил, кого ловил. А в это время его сын будет нести службу, как это делали его дед и отец. И что-то мне подсказывает, что все так и будет. И хоть жизнь — штука интересная, но все-таки немного предсказуема.

Что еще почитать

В регионах

Новости региона

Все новости

Новости

Самое читаемое

Реклама

Автовзгляд

Womanhit

Охотники.ру