Как развивают детский туризм в серпуховской школе

Или как оторвать ребенка от гаджетов

20 сентября 2017 в 14:55, просмотров: 1208

«МК в Серпухове» продолжает знакомить читателей с авторами проектов на премию «Наше Подмосковье». Сегодня отправляемся на встречу с руководителем турсекции «Следы» при средней школе № 3 Ольгой Кутукиной.

Как развивают детский туризм в серпуховской школе
Ольга Кутукина с талисманом турсекции — таксой Зосей. Фото из альбома турсекции «Следы».

Мы встретились на ступенях школы, где Ольга Александровна разговаривала с родительницей, которая отпускала ребенка впервые на учебно-тренировочный выход в лес и волновалась, как он там без маминой помощи обойдется.

— Вот набираю малышей в турсекцию. Посмотрим, что получится, — пояснила она мне. — Старшие занимаются уже пять лет. А как все началось? Моя дочь стала подрастать, ей было интересно участвовать в школьных соревнованиях по туризму, которые мы организовывали вместе с серпуховской федерацией туризма. Как-то предложила родителям с детьми съездить в лицей «Серпухов» на мини-ориентирование «Лабиринт» (см. интервью с Инной Рычковой «Туризм укрепляет здоровье ребенка» в № 34 от 16.08.2017). Пятеро поехали. Потом поучаствовали в соревнованиях по ориентированию. Дети начали спрашивать, куда пойдем в следующие выходные. Но не работая в школе, я не могу выводить их ни на соревнования, ни в леса, ни в походы как организованный коллектив. Так и появилась турсекция. Сначала работала на четверть ставки, теперь на полставки. В прошлом году я подавала два проекта на премию «Наше Подмосковье» как педагог допобразования, но жюри не поддержало, видимо, решило, что это моя основная работа. А я вообще-то работаю инженером-конструктором на частном производстве, разрабатываю конвейерные системы.

— А как Вы увлеклись туризмом?

— В 3-й школе туризм хорошо был развит при тренере Сергее Шульгине. Но я тогда туризмом не интересовалась. Я росла домашним ребенком, занималась в художественной школе. На четвертом курсе приборостроительного института пришла в школу горного туризма по рекомендации подруги, которая занималась в турклубе «Вертикаль». Хотелось активности, свежего воздуха, полазать где-нибудь. Меня сразу взяли на соревнования проходить дистанцию 3-го класса сложности. Помню, ребята учили меня в каких-то руинах спускаться дюльфером (скоростной спуск по веревке — прим. ред.). Говорили: «Оля, ты только пробеги, а мы тебя через препятствия перетащим на руках». Но я же все должна сама! Стало интересно, втянулась. Сейчас, конечно, сложнее стало выступать на дистанциях, потому что туризм сильно разделился на походную и спортивную составляющие, дистанции очень специализированные, ими надо с детства заниматься, чтобы побеждать. Это оттого, что спортивный туризм хотят видеть олимпийским видом спорта. А в те годы мы рассматривали туристские дистанции как подготовку к экстремальным, внештатным ситуациям, отработку маршрутов. Но мы с ребятами из секции ездим и на всероссийские соревнования. Сначала мы на соревнованиях не занимали призовых мест. Потом лучше стали выступать. В прошлом году моим ребятам удалось войти в десятку сильнейших.

— В какие походы ходили?

— Первый мой поход был на Западный Кавказ, кстати, ровно 20 лет назад. Тогда мы победили на чемпионате России по туризму в маршрутах второй категории сложности. Потом ходили на Центральный Кавказ, в Забайкалье, на Алтай, в водные походы в Карелии.

— Все же странно, что в Серпухове такой интерес к туризму. Город-то рабочий.

— Изначально сильная туристская база была на заводе «Металлист». Они и сейчас ее поддерживают. В городе только они проводят свой внутризаводской туристский слет. Там есть внутризаводская спартакиада, шахматы, теннис, бильярд. На заводе это все развивает Олег Роднов, с которым я тесно сотрудничаю. Взаимодействую и с нашими патриотическими клубами. Выезжаем с детьми на поисковые работы, на патриотические слеты.

Туризм — это не просто поход в лесу с препятствиями. Он включает в себя разную познавательную активность, краеведение. Мы разрабатываем маршруты выходного дня с познавательными целями. На майские праздники всегда ходим по боевым местам. Я этот маршрут «Вместе с дедом тропами Победы» подала как проект на премию «Наше Подмосковье». При этом маршрутам присваивают степени и категории в зависимости от сложности. Детям постарше интересно преодолеть трудности. В прошлом году на майские праздники ходили в поход Козельск — Калуга. За 6 дней прошли 104 км, и ничего: все здоровы, живы, никто не простудился даже. А все потому, что на природе, на свежем воздухе. В походе человеку некогда болеть, он знает, что надо маршрут пройти, еду приготовить, палатку поставить. Чем мне нравится туризм? Он развивает лидерские качества. Хочешь, не хочешь, а цель поставил, должен ее достичь и другу помочь. В походе возникает чувство товарищества, сплочения. Один на маршруте ничего не сделаешь. Плечо друга, взаимовыручка — хоть и банальные выражения, но верные. Походные друзья они и в жизни остаются самыми близкими. Ребята, которые у меня в секции занимаются, дружат между собой. Если идем вброд или преодолеваем сложный овраг, никто не кричит: «Ну, ты что там застрял?», подадут руку и помогут перейти. Эти ребята составляют костяк класса, служат опорой для учителя.

Но я не зацикливаюсь на туризме, я и крестиком вышиваю, вяжу на спицах и крючком, могу игрушки связать, одежду. На сноуборде катаюсь.

— Какой вид туризма Вы больше любите?

— Горный. Как попала в горы, навсегда полюбила. Горы они такие, либо не возвращаешься туда никогда, либо любую возможность изыскиваешь вернуться, если не в поход, то хотя бы побыть там, радиальные маршруты походить. Я последний раз в горах была три года назад, в Архызе, на Западном Кавказе. Пока приходится по равнине ходить, родители побаиваются ехать в горы, а одной мне с детьми нельзя. Нужно, чтобы сопровождали еще как минимум двое подготовленных взрослых.

— Логично, ведь в горах риск выше.

— Не скажу. В городе гораздо больше шансов попасть под автомобиль, чем в горах сорваться. Почему-то у дилетантов господствует представление о горах, как о чем-то крутом, куда надо лезть. Поход в горы первой категории сложности не предполагает крутых склонов, ледников, там идут по предгорьям и горам с легко проходимыми долинами и перевалами, по переправам через реки достаточно простые. Но организм все равно работает по-другому, мозги очищаются. Связи там нет, мобильные выключены, и люди хоть друг с другом начинают общаться, в глаза друг другу смотреть. Я это вижу по своим детям, когда мы выезжаем на Приокскую, на оборудованный полигон, там тоже часто связь пропадает, и дети без интернета по-другому себя вести начинают.

— Да, интернет — это прямо болезнь.

— Это бич! Особенно соцсети. Вся эта куча лайков, фоточек. Им же надо селфи сразу — и в «Инстаграм». На самом деле дети, зацикленные на соцсетях, в секции не остаются. Они тусят какое-то время, а потом уходят. Им не интересно.

— А в походе, как ни крути, нужно совершать усилия над собой.

— Нужно проявить лидерские качества, самоорганизацию. Там мама не придет и не принесет тарелку с едой, приходится самим готовить. Туризм — это коллективный вид спорта. Группа в походе напоминает маленький социум. В этом проблема, потому что многие дети сидят в гаджетах, а выключи их, и они не знают, как общаться друг с другом. Гаджеты меняют поведение ребенка. Он подходит ко мне и спрашивает каждый раз: «А что с веревкой делать?» Я показывала, но он не запомнил и даже не пытался, потому что ждет подсказку, вот-вот маячок замигает красный или зеленый, как на мониторе в игре.

— Помогают ли походы выдернуть ребенка из этой зависимости от гаджетов и интернета?

— Изолировать от современных технологий сложно, да и, по большому счету, не всегда нужно. Например, навигационные приборы очень на маршруте помогают. Главное — умение распределять приоритеты: телефон, интернет или живое общение. В поход все идут с телефонами. Порой садятся на бревнышко и утыкаются в мобильники. Со старшими школьниками проблем нет, они уже умеют себя организовать. Знают, что сначала дрова, костер, еда, палатки. Потом могут сесть и поиграть. А за младших приходится немножко бороться.

— Мне почему-то кажется, что туризм, ориентирование уже устарели и скоро отомрут.

— Бросьте! Не отомрут никогда. Возьмем городское ориентирование. Вы знаете, как определить, в какую сторону идти по улице, если ищете номер дома? Нужно встать так, чтобы справа шли четные дома, слева нечетные. Тогда перед вами номера домов идут по возрастанию, а за вами — по убыванию. Элементарная вещь. На Ногинке, правда, есть два исключения — улицы Фрунзе и Ногина.

— Расскажите о проекте «Моя Ногинка».

— Это городское познавательное ориентирование. Мы проводим его в межсезонье, когда лес слишком мокрый и холодный для выходов. Я пишу ребятам легенду из 20-30 вопросов о микрорайоне. Даю карту, где отмечены места для поиска ответов — номера КП (контрольные пункты — прим. ред.). К примеру, такой вопрос: какие и сколько орденов установлены на проходной «РАТЕПа»? Они должны побежать туда и посмотреть. Или в каком году зажжен Вечный огонь? Дата выгравирована на памятнике, но пока не подойдешь, не узнаешь. В какой руке кепка у Ленина (речь идет о памятнике Ленину - прим. ред.)? Сколько ступенек на лестнице в магазин «Дикси»? Напишите почтовый индекс нашего отделения. Никто не знает, что наш индекс — 142205, пока не придет на почту. Ребята бегают по Ногинке, учатся правильно ориентироваться, узнают свой микрорайон, развивают внимательность. А судьи следят за соблюдением детьми ПДД, смотрят, чтобы дорогу правильно переходили. Дети до 12 лет со взрослыми бегают. На прохождение игры дается 1,5 часа. По итогам суммируем баллы, которые начисляются за каждый вопрос, даем грамоты. К этой игре присоединялись команды из лицея «Серпухов», 10-й, 11-й, 16-й школ. У меня есть идея разработать аналогичную игру по историческому центру Серпухова. Там интереснее, но нужно продумать, как обеспечить безопасность участников при переходе дорог. Нужны взрослые судьи, которые за этим бы следили. На самом деле проблема даже в том, чтобы напечатать материалы. Средств нет.

— Как же ваша турсекция существует?

— В основном благодаря родителям. Они обеспечивают своих детей снаряжением, помогают в оргвопросах. Школа бы и рада помочь чем-то большим, но бюджет не резиновый… Есть рекомендованный список минимального снаряжения для турсекций, так по самым скромным подсчетам на него надо порядка 200 тысяч рублей! Очень мне помогает и наш учитель физкультуры Алексей Степанов, почти на всех соревнованиях и полевых выездах он с нами. Да и родители все чаще стали присоединяться, а дополнительные глаза и руки никогда лишними не будут.

— Сколько детей сейчас занимаются?

— Костяк составляют 15-17 учащихся 7-8 классов. В прошлом году присоединились трое пятиклассников. В этом году из начальной школы детей набираю. За пять лет существования секции через нее прошли порядка 45 человек.

— Что пожелаете нашим читателям?

— Пожелаю почаще отрываться от компьютера, выходить из дома, открывать для себя мир, который прекрасен на самом деле. Почаще смотреть на закат, на рассвет, да просто на деревья в парке или белок у пруда. Побольше общаться друг с другом. И, конечно, жду детей в нашу турсекцию.



Партнеры