В Ясную поляну пешком и за рулем

Культурно рулим за культурой: записки воспитанной автоледи

30.08.2017 в 21:56, просмотров: 2005

Продолжение. Начало в №№ 26, 27, 31, 33, 40, 41 (2016 год), №22, 31, 35 (2017 год).

И снова отправляемся в очередное маленькое путешествие, публикуя заметки о своих впечатлениях. Напомним, региональный еженедельник «МК» в Серпухове», совместно с отделом ГИБДД МУ МВД России «Серпуховское» и 8-м батальоном 2-го полка ДПС (южный) ГИБДД ГУ МВД России по Московской области, разработал новый проект «Культурно рулим за культурой», направленный на повышение культуры автолюбителей. На этот раз отправляемся в один тихий уголок, где эпохи, культура и судьбы переплелись в одно целое, в прекрасное целое. Мы едем в Ясную Поляну.

В Ясную поляну пешком и за рулем
Развилка к могиле Л. Н. Толстого и Косой поляне. Фото Александра Лаврентьева

Я очень часто вспоминаю свое детство: каждый уголок родного Серпухова связан с моими первыми шагами взросления и становления, с мечтами и достижениями. Тогда особенно не любила утро — Морфей никак не желал отпускать из своих объятий сначала маленькую девочку, а потом и подростка. Но школьные занятия, а далее и университетские лекции не заставляли себя ждать. Посему, в ожидании своего автобуса на неуютной остановке, я с какой-то печалью заглядывала в окна домов, в которых еще хранилось тепло снов.

Годы пролетели как-то стремительно, перевернув все с ног на голову. Теперь уже, напротив, наслаждаешься той торжественной тишиной улиц раннего утра, и когда несешься на своем автомобиле по пустой дороге, пробуждаясь вместе с городом, любимым городом(!), осознаешь: вот оно, счастье. В этом движении хочется открыть для себя новые неизведанные уголки, погрузившись в мир увлекательных историй и глубоких знаний. Так что, снова отправляюсь в путь…

Сквозь школьные, а потом и университетские годы до сегодняшнего дня я пронесла глубокую любовь к творчеству Льва Николаевича Толстого, читая с трепетом строки его произведений. И даже когда кто-то из однокашников спросил у известного телеведущего Виталия Вульфа, который у нас читал лекции, какая его настольная книга, и Виталий Яковлевич ответил, что «Война мир», я почему-то не удивилась. Прочитав этот роман-эпопею в юном возрасте, я хранила в своей памяти мельчайшие подробности событий, через которые пришлось пройти Наталье Ростовой, Андрею Болконскому, его сестре Марье, Анатолю и Элен Курагиным, Пьеру Безухову и многим другим из дворян и простых, влиятельным и потерявшим свой блеск и статус. Поэтому каждый раз, отправляясь в Ясную Поляну, вновь и вновь переживаю волнительные чувства.

Пешком в Ясную Поляну

Лев Николаевич неоднократно проезжал через Серпухов — город располагался на пути в имение. Более того, несколько раз он здесь останавливался, когда шел пешком из Москвы в Ясную Поляну и обратно. В первое такое путешествие писатель оправился в 1886 году, на тот момент ему было 58 лет. Вечером 4 апреля вместе со своими спутниками — Николаем Николаевичем Ге, сыном знаменитого художника, и Михаилом Александровичем Стаховичем, русским политическим деятелем, — писатель вышел из Москвы. К позднему вечеру дошел до Подольска, где и заночевал у знакомых. А тем временем жена писателя Софья Андреевна писала Льву Николаевичу в Серпухов до востребования: «Было бы тепло, я бы радовалась вашему путешествию, а без теплого платья на холодном северном ветру это очень опасно... У тебя хорошее здоровье, но ты погибнешь от своих фантазий. Когда узнаю, что все здоровы и благополучны, тогда успокоюсь».

К 6 апреля Толстой вместе со своими спутниками дошел до Серпухова, правда, последние семь верст пришлось ехать. Два последующих дня писатель проведет в доме 95-летнего отставного солдата, который служил еще при Александре I и Николае I. Лев Николаевич запишет с его слов рассказ о Николае Палкине. На основе этого наброска вскоре выйдет рассказ под тем же названием.

Справка МК

Правило автоледи:

Если другой водитель сделал ошибку или злостно нарушил Правила, не стоит спешить давить на клаксон, может быть, у этого участника движения что-то случилось, или он себя неважно чувствует.

Через два года, 17 апреля 1888 года, Толстой во второй раз пошел пешком из Москвы в Ясную Поляну. И снова супруга писателя напишет ему в Серпухов, куда путник придет 19 апреля. «Говорили мне, что ты вчера пошел такой веселый. Радуюсь, что погода такая хорошая и что вы не вышли накануне. Воображаю, как тебе весело стало, когда после мостовой и камней, и города, ты... пошел по травке, а перед тобой простор, и простор бесконечный... Надеюсь, что этот поход тебя немного разбудит, и что результат его будет не Палкин, а нечто более поэтическое, мягкое и художественное».

Третье свое пешее путешествие Толстой совершит через год: 2 мая 1889 года в 10 часов утра он снова отправится в Ясную Поляну. По воспоминания очевидцев, погода стояла далеко не майская: то шел дождь со снегом, то дул холодный ветер. Пожилому писателю идти было трудно. После ночевки в Подольске, Лев Николаевич вместе с 25-летним Евгением Ивановичем Поповым, педагогом и переводчиком, еле добрался до деревни Алачково Серпуховского уезда, где жил хорошо знакомый писателю Максим Петрович Золотарев, о котором Толстой запишет в дневнике: «Умный и тихий, хороший человек».

На Поляну за ясностью

Позже Евгений Иванович Попов будет вспоминать: «Когда мы проходили через Серпухов, мы зашли на почту. Лев Николаевич спросил письма на свое имя... Вся почта заволновалась: чиновники и публика — все шушукались и поглядывали на Толстого. Я не понимал, как Лев Николаевич выдерживает это всеобщее внимание. А он написал открытки, опустил, и мы пошли дальше». Лев Толстой напишет Софье Андреевне: «1889 г. Мая 4. Серпухов. — Сейчас 7 часов вечера, 4-го, получил твое письмо в Серпухове. Спасибо. Я ни разу не намок. Иду прекрасно. Сейчас меня узнала по портрету и довезла нас в тарантасе добродушнейшая сестра доктора Алексеева. Я редко бывал так здоров. Правда. Целую тебя. Иду». К сожалению, то самое почтовое отделение и телеграф до сегодняшних дней не сохранились, однако известно, что здание располагалось на пересечении Калужской улицы с улицей Аристова (прежде Коломенской).

Дом-музей Л. Н. Толстого. Фото Александра Лаврентьева
Увы, но последовать по стопам Толстого даже при самом сильном желании не получится. И дело здесь не в том, что бешеный темп жизни не позволяет тебе такую роскошь, как пешие прогулки по городу, что уже говорить о пеших путешествиях?! Выезжая с той самой 2-й Московской, которая бежит прямо к Оке, сворачиваю сначала на Прогонную, а потом уже и на Центральную улицу. Теперь, чтобы переправиться на другой берег через реку, приходится делать огромный крюк, выезжая из города, а именно на трассу М-2. Во времена Льва Толстого Оку переезжали там, где сейчас располагается железнодорожный мост. Инженерное сооружение было построено на средства государственного казначейства по рескрипту императора Александра II. Кстати, это был первый крупный совмещенный мост в Российской империи: поезда шли по верху ферм, а вот по нижнему этажу, словно по решетчатому тоннелю, был организован проезд для гужевого транспорта.

М-2 аккуратной дугой бежит в сторону Крыма. Живописные пейзажи и аккуратные зеленые склоны проносятся с бешеной скоростью — на трассе есть, где разгуляться. И ты уже путаешься: или ты догоняешь солнце, или оно тебя. А может, солнце «припаркуется» в Ясной Поляне? От Серпухова до усадьбы Толстого, которая располагается в Щекинском районе Тульской области, если верить карте Google, всего лишь 107 км, так что можно до музея добраться чуть меньше, чем за два часа, если не попадешь в пробку.

По извилистым тропинкам родового имения

«По обычаю, как младшему в семье мне отдали имение, в котором жили, — Ясную Поляну», — пишет Лев Николаевич. Он сразу же решает круто изменить свою жизнь и обосноваться у себя в деревне. В 1847-м братья Толстые разделили между собой родительские имения. Девятнадцатилетний Лев, словно герой его повести «Утро помещика» Дмитрий Нехлюдов, всей душой стремится «посвятить себя жизни в деревне». Однако молодой барин сразу же испытывает разочарование: все получается не так, как он ожидал, а крестьяне к нему относятся с недоверием. В итоге Лев Николаевич находит выход из этого тупика — он отправляется на военную службу.

Толстой вернется в Ясную Поляну в конце 1850-х годов после того, как выйдет в отставку. Правда, в усадьбе он не жил постоянно, в основном находясь в Петербурге и Москве. Лев Николаевич поселился в одном из флигелей, ставшем со временем домом для него и его семьи. Здесь он проживет более 50 лет. Именно этот дом сегодня нам всем известен как Дом-музей Л. Н. Толстого. В новый дом перевезут старую мебель, книги, прадедовские зеркала XVIII столетия и, конечно же, фамильные портреты. Здесь все дышит не только стариной, но и семейной теплотой. После ухода из жизни писателя вдова Софья Андреевна лично будет создавать музей в память о Льве Николаевиче Толстом, встречая с радушием первых посетителей, которыми являлись друзья и знакомые семьи.

Все последующие годы судьба была благосклонна к Ясной Поляне. Гражданская война обошла стороной усадьбу — из-за глубокого уважения к памяти Толстого крестьяне уберегли ее от погрома. 27 мая 1919 года Народный комиссариат просвещения выдал Александре Львовне Толстой охранную грамоту. Документ удостоверял, что усадьба и все находящиеся в доме Толстого вещи, имеющие «исключительную культурно-историческую ценность и являющиеся национальным достоянием, находятся под охраной государства», а уже в 1921 году усадьба была национализирована и объявлена музеем.

С особым благоговением хочется прикоснуться к столу великого писателя, к его канцелярским принадлежностям. А вот и зеленый фаянсовый стаканчик «На память св. коронования», черная металлическая подставка для перьев и карандашей, чернильницы, перья — всем этим великий гуманист пользовался вплоть до своего ухода из Ясной Поляны. В 1889 году, работая над статьей «О науке и искусстве», Лев Николаевич Толстой описывает так свой письменный стол, особое внимание обращая на предметы, находящиеся на нем: «Я вот сижу в комнате и пишу: в руке у меня перо стальное, под пером бумага, пишу я чернилами, и пишу на столе, стол покрыт сукном, на столе книги и пресс-папье, изображающий орла. Перо, бумага, чернила, сукно, стол суть результаты переданных от людей к людям знаний».

Мечта о зеленой палочке

Граф? Скромные апартаменты усадьбы являются отражением внутренних принципов Льва Николаевича Толстого. Этот человек, проповедующий распространять добро в мире каждому человеку, предложил идею нравственной революции, в основе которой лежал тезис о свободном самоулучшении личности. Лев Николаевич наслаждался жизнью и умел видеть радость в простых и доступных всем вещах. Может, именно поэтому его могила на краю оврага в лесу Старый Заказ очень скромна и проста… Толстой попросил похоронить себя на месте «зеленой палочки», на которой написано то, что должно уничтожить все зло в людях и дать им великое благо. 28 октября 1910 года Лев Николаевич покинул Ясную Поляну навсегда.

Глядя на этот холм, устеленный травой и цветами, я невольно вспомнила рассказ своего университетского преподавателя: на его глазах представители делегации из Индии, одетые в белоснежные одежды, встали на колени перед могилой писателя, отдавая таким образом дань уважения великому учителю. «Не тот учитель, кто получает воспитание и образование учителя, а тот, у кого есть внутренняя уверенность в том, что он есть, должен быть и не может быть иным. Эта уверенность встречается редко и может быть доказана только жертвами, которые человек приносит своему призванию», — писал Лев Николаевич.

Дорога… дорога домой, дорога к самой себе. Конечно же, искоренить все зло на земле невозможно. Но главное — начать хотя бы на трассе, управляя автомобилем с пониманием, относиться уважительно ко всем участникам движения.