Окскими маршрутами: усадьба Коншиных и заводы Демидовых

Отправляемся в Калужскую область на поиски заброшенных памятников

19.08.2015 в 21:59, просмотров: 3313

 История нашего края отнюдь не заканчивается музеем художника Поленова. Берега Оки ниже по течению полны замечательных памятников, которые непременно стоит посетить всякому, кто увлечен древностями. На сей раз корреспондент «МК» в Серпухове» отправилась в сердце Калужской области, чтобы проведать усадьбу серпуховских фабрикантов Коншиных и единственный уцелевший демидовский завод.

Окскими маршрутами: усадьба Коншиных и  заводы Демидовых
фото: Татьяна Пичугина
Сохранившийся флигель усадьбы Коншиных.

 Ахлебинино

Идея посетить Ахлебинино пришла в голову путешественнику Александру Лаврентьеву, известному читателям нашей газеты по прошлым публикациям. Составленный им маршрут пролегал из Серпухова через Тарусу и Ферзиково в Калугу, чтобы развернувшись там, вернуться километров на 30 южнее по правому берегу Оки.

Село Ахлебинино хоть и зажато между Окой и речкой Ужердью, размещается на возвышенности. Место сухое, светлое, туго затянутое лесами. Недаром в древности здесь устраивали русские военные укрепления. Первые владельцы этих земель, князья Охлябинины, появились в XVI веке. С тех пор место сменило многих хозяев, пока в XIX веке его не выкупили Коншины, основатели ситценабивной, новоткацкой, бумажной и суконной фабрик Серпухова. Здесь поселился, после завершения неудачной певческой карьеры, сын владельца Новой Мызы — Николай с супругой-американкой Эммой Мэршон, принявшей в православии имя Ирины Яковлевны. Коншин скупил окрестные земли, устроил на них самые большие плодовые сады во всем уезде, растущие и поныне. Старый лес он вырубил и засадил елями и корабельными соснами. Для строительства дома выбрал самую высокую точку на берегу. Как пишет искусствовед Галина Галицкая, ссылаясь на свидетельство одного местного жителя, Николай Коншин «собирался возвести главный дом в пять этажей с двойной круговой колоннадой для того, чтобы с высоты главного дома и с колоннад была видна не только Калуга, но и можно было бы «обнять все небеса с облаками». Построить успели два флигеля-замка, оранжерею, соединенную с флигелями крытыми переходами, и первый этаж главного дома. Архитектор ансамбля неизвестен, но судя по масштабам, это кто-то из знаменитых людей того времени. Закончить строительство Коншин не успел. В 1915 году он погиб. По одной версии, застрелился, по другой, — был застрелен собственным лакеем.

Единственная уцелевшая от усадьбы постройка — флигель «Красный дом». Это большое двухэтажное здание с кирпичным декором. Его главный фасад обращен к Оке и украшен полукруглой верандой-ротондой. От оползания его удерживает каменный пандус с крестообразным орнаментом. Под ним жильцы дома разбили огороды. Несколько лет назад прямо посреди грядок установили крест.

— Чтобы злых духов отпугивать, — то ли в шутку то ли всерьез объясняет местная жительница Светлана.

Она прожила во флигеле всю жизнь. Ее квартира расположена на втором этаже, и она любезно разрешила ее осмотреть. Мы зашли в увитый плющом подъезд со стороны заднего фасада. Хозяйка показывает на лепнину вверху. Это все, что осталось от оригинального внутреннего убранства. Изначально трехэтажный, флигель отапливался, видимо, печами из подвалов, потому что в стенах устроены специальные дымоходы. В войну в подземельях немцы держали пленных. Потом здание разбомбили — рухнула крыша и лестница. С тех пор много воды утекло, но дом, кажется, и не знал ремонта. Кровля течет, от краски в подъезде остались только следы. А люди по-прежнему живут здесь в небольших квартирах с высокими потолками.

Светлана рассказывает, что в детстве они находили у дома серебряные монеты и отдавали их в школу. В 1970-х в цоколе располагалась библиотека. Однажды ее сын, по специальности строитель, даже сделал рисунок главной усадьбы, как бы они выглядела, если бы Коншин ее построил. После за эти рисунком охотился калужский бизнесмен Гороховатский. Светлана уверена, что он хотел застроить усадьбу коттеджами.

В 2006 году Виталий Гороховатский основал некоммерческое партнерство «Возрождение усадьбы Ахлебинино». Он попытался выкупить дом и землю, но жильцы дали отпор, начали писать жалобы во все инстанции.

— Мы еле отбились от него, — вспоминает Светлана.

Помог один из местных, бывший эфэсбэшник Дмитрий, который что-то там накопал на этого инвестора.

Историей Ахлебинино много занималась искусствовед из Москвы Галина Галицкая. Она в 1980-х приехала сюда изучать народные промыслы. Увлеклась, собрала всю доступную информацию об усадьбе Коншиных, судьбе ее последних владельцев. Разыскала потомков, живущих в США. Во время борьбы с Гороховатским Галицкая оставила свои рукописи Светлане. А та передала архив в одну из церквей в Калуге, потому что опасалась кражи. В 2013 году Галицкой не стало. Книгу об истории усадьбы она издать не успела.

Мы отправились на поиски остатков второго флигеля, построенного симметрично «Красному дому», с другой стороны главного дома. Продираясь сквозь густые заросли, мы прошли под пандусом и увидели над собой кирпичный полукруглый грот. Это и есть оранжерея. Строение весьма необычное. Свет проникает сквозь верхнее отверстие и несколько круглых окон, расположенных по периметру. Со стороны Оки грот укреплен мощной кладкой известняковых плит, снизу к нему примыкает небольшой каменный дом.

Побродив по руинам главного дома и флигеля, мы спустились к реке. Да, окские берега ни с чем не спутаешь. Широкие и покатые, они сплошь покрыты высоченным лесом. Мало кто устоит перед искушением поставить здесь дачку. Вот и Ахлебинино не стало исключением. Несмотря на охранный статус регионального значения, территория усадьбы застраивается. Кто-то ушлый оттяпал лакомый участок рядом с усадьбой и по советской традиции уже обносит его забором, портя прекрасный вид.

Рядом с флигелем сохранились пруд и церковь Успения Божией Матери, известная с 1583 года. В середине XIX века на месте церкви купец Баскаков устроил часовню, которая к моменту появления здесь Коншиных пришла в упадок. После гибели мужа Ирина Яковлевна вновь отстроила храм. Его освятили в 1916 году. А через два года разграбили большевики. Долгое время даже искусствоведы не знали, где находилась Успенская церковь. За нее принимали старые гаражи у «Красного дома». Теперь храм восстановили на прежнем месте.

По еловым и липовым аллеям парка мы идем мимо церкви, водонапорных башен в виде ракет, старого усадебного дома, где до войны отдыхали дети испанских антифашистов, а теперь размещается психиатрическая лечебница. Асфальт оканчивается и выступает «каменка» — мощеная белым камнем дорога на Калугу. За селом с каменки открывается вид на сосновый бор, заложенный Коншиным. Где-то здесь должен быть холм, который представляет собой городище V-X веков. Перейдя по металлическому мосту через Ужердь, мы теряем дорогу. Городища, курганов или каких-нибудь еще указаний на древние памятники мы не находим.

  • На берегу Оки расположена усадьба Коншиных

     В конце XIX века Николай Коншин начал строить великолепную усадьбу в деревне Ахлебинино Калужского уезда. От нее остался только флигель, теперь жилой дом.

    фотографий: 20 | просмотров: 1285 | опубликовано: 19.08.2015 автор: Пичугина Татьяна

Богданино

Теперь наш путь лежит в село Богданино, или как здесь говорят, «богом данное». На селе чудом уцелела высокая колокольня из красного кирпича конца XVIII века. По руинам лестницы забираемся на первый ярус и осматриваем окрестности. Когда-то рядом располагалась церковь Спаса Преображения XVII века, но теперь от нее нет и следа. К нам выходят хозяева соседнего дома. Глава семьи Александр вспоминает, что церковь была очень красивая, семиглавая. До войны в ней располагалась зерносушилка и силосная яма. В 1945 году храм взорвали на кирпич для чугунолитейного завода. Но в итоге он не понадобился. Колокольню украшал металлический купол. От него сохранился остов шпиля.

Александр рассказывает о своем хозяйстве и предлагает отведать меда. Пока мы нахваливаем сад и цветник, он на чем свет стоит ругает нынешнюю власть. Бывший «обэповец» он не может спокойно смотреть, как обогащаются чиновники. В советское время все-таки на казнокрадов была управа. Теперь времена не те. Только и остается, выйдя на пенсию, разводить пчел и ухаживать за огородом. Старый хозяин с удовольствием наливает нам по банке янтарного горького меда, одаривает яблоками, грушами. Напоследок его супруга несет нам помидоры и по десятку яиц.

Дугна

Через несколько километров мы прибываем в поселок Дугна, расположенный на берегу одноименной речки. Более 320 лет назад датчанин Марселис основал здесь чугунолитейный завод. Место он выбрал неспроста: рядом вода, в достатке древесина, коренные выходы известняка и угля, поблизости — тульские железорудные месторождения и транспортный путь — Ока. Дело продолжил Никита Демидович Антуфьев, родоначальник знаменитой династии Демидовых. В 1702 году он капитально модернизировал завод под нужды военной отрасли. Здесь отливали ядра, пушки, картечь.

Пережил завод гражданскую и Великую Отечественную войны. Из 21 металлургических заводов, построенных по указам Петра Первого, до наших дней дожил только Дугнинский. Его домны пылали еще в начале XX века, а остыли несколько лет назад. После перестройки Дугнинский механический завод выпускал различные чугунные изделия, но несколько лет назад все же закрылся.

На территории завода видна полуразрушенная церковь Петра и Павла. В советское время ее, как и все помещения, использовали под нужды производства. Но храм 1774 года постройки уцелел. Словно немой укор потомкам, он стоит напротив закрытых заводских ворот, хмуро демонстрируя обросший деревьями купол с крестом. По словам местных жителей, штукатурка осыпалась и под ней открылись фрески. Теперь вроде бы храм возвращают местному благочинию.

Охранница на проходной рассказывает нам, что в этом году завод взяли в аренду и там что-то начинают делать. Никакой активности мы, однако, не замечаем, и идем по ее указанию на склон реки, с которого можно осмотреть территорию. Под ногами то и дело попадаются блестящие куски железорудных шлаков. Мы минуем плотину и шлюз, построенные в конце XVIII века, и шагаем тенистой тропой вдоль Дугны. Затем карабкаемся по крутому склону на самый верх. Отсюда как на ладони видны завод, плотина, весь поселок и даже колокольня в Богданино. Налюбовавшись видами, спускаемся по зарослям плодовых деревьев вниз.

Ферзиково

На обратной дороге навещаем дворянскую усадьбу Чириковых в Ферзиково, известную с XVII века. Она включает в себя огромный дом в стиле елизаветинского барокко, парк с тремя каскадами прудов и липовые аллеи, идущие до реки Мышеги. В советское время здесь устраивали школу и санаторий. В войну располагался немецкий госпиталь. Теперь некогда прекраснейший дворцовый ансамбль превращен в руины. От дома остались стены, парк зарос, а берег реки заболочен.

В мае, по пути в Богимово, мы уже останавливались здесь. Сейчас обращенный к городу фасад усадьбы стоит в строительных лесах, половина его грубо оштукатурена и окрашена голубой краской. Значит, начались восстановительные работы, о которых в начале июня сообщали калужские СМИ. Занимается ими депутат и основатель строительной компании «Союз» Владимир Кирницкий, реконструировавший немало старинных домов в Серпухове.