Проблемы Пущино: точка зрения провластного депутата

Ирина Селезнева объясняет, что муниципалитет работает хорошо

16.03.2016 в 22:12, просмотров: 2868

Две недели назад наше издание опубликовало открытое письмо, подписанное семью сотнями жителей Пущино, в котором звучала просьба временно передать полномочия органов местного самоуправления правительству Московской области и найти возможность удалить главу города в отставку. Во время встречи с избирателями 3 марта депутат Ирина Селезнева возмутилась письмом и предложила корреспонденту «МК» в Серпухове» уточнять информацию перед публикацией, а также интересоваться другой точкой зрения. Специально для нашей газеты она прокомментировала основные претензии авторов письма к руководству городом.

Проблемы Пущино: точка зрения провластного депутата
фото: Татьяна Пичугина
Ирина Селезнева на заседании Совета депутатов 21 ноября 2014 года, когда ставился вопрос об отставке главы города

— Давайте по пунктам: «...были вскрыты факты многочисленных злоупотреблений Главой города Савинцевым И. В. своим служебным положением, о чем свидетельствует представление прокуратуры». В представлении речь идет о том, что Иван Савинцев получил квартиру в новом доме в обход очередников. Во-первых, не получил, а купил. Во-вторых, на самом деле в этом доме очередникам полагалась квартира площадью, по-моему, 56 кв.м. Савинцев же там приобрел квартиру большей площади (80,5 кв.м. — прим.ред.). Такую площадь застройщик не мог отдать городу, поскольку инвестконтракт подразумевает передачу только 10% от общей площади квартир дома. Сейчас, когда инвестконтракт будут закрывать, застройщик будет вынужден компенсировать недостающую площадь для выделения очередникам, наверное, путем выделения средств на приобретение квартиры нужной площади.

— Что еще сказать, было обращение от одного из жителей в прокуратуру, были многочисленные проверки, следствие, но ничего противозаконного ни прокуратура, ни следственный комитет не выявили, из чего следует, что Савинцев невиновен. Иначе он давно уже не был бы мэром города.

— Вы считаете нормальным, что человек, будучи главой города, купил квартиру у застройщика в кредит без процентов?

— Нормально или ненормально — это определяет закон. Если нет нарушения закона, то нормально.

— Это этично?

— Он купил квартиру, хотя мэру города могли бы дать жилье и бесплатно, поскольку это значимая фигура в городе. У меня по этому вопросу к нему нет претензий.

— Далее в письме говорится, что 10 депутатов поддержали Савинцева. Я до сих пор считаю, что он из нас из всех наиболее подготовлен к этой должности. Я за него голосовала и не жалею.

— В письме также говорится, что МУП «Тепловодоканал» находится на грани банкротства, и что в этом вина главы города. По поводу того, кто виноват, нельзя дать однозначного ответа. Но истоки этой проблемы, также как и проблемы с банкротством МП УЖКХ, идут из того времени, когда у руля стоял Афанаскин. Три года в популистских целях тариф на отопление не поднимали, в результате чего предприятие перестало окупать свои расходы. С тех пор и по сей день «Тепловодоканал» работает в убыток.

— Почему же при Савинцеве не подняли тариф?

— Потому что есть закон, что в течение года нельзя поднять тариф более, чем на установленную величину.

— А за два года?

— Тариф поднимается каждый год, но нельзя наверстать то, что было упущено за те прошлые три года. Сейчас мы обратились в правительство области, и нам разрешили перепрыгнуть через одну ступенечку. Сейчас тариф за отопление составляет, боюсь ошибиться, порядка 1668 рублей за гигакалорию, с июля будет 1728 рублей. Для сравнения, в Серпухове аналогичный тариф — более 2000 рублей. Альберт Рябов (директор МУП «Тепловодоканал» — прим.ред.) говорит, что для безубыточной работы нам нужен тариф 1980 рублей за гигакалорию.

— «Тепловодоканал» находится в шатком положении, поэтому муниципалитет дал ему максимально возможную гарантию под кредит. Если говорить о другом обвинении, изложенном в этом письме, то МП УЖКХ тоже получал от города гарантию на 5,5 млн рублей, но не вернул кредит, поэтому бюджет не смог дать ему еще одну гарантию на 2,5 млн, закон запрещает это делать. Другое дело, что Степанов (бывший директор МП УЖКХ — прим. ред.) мог бы найти 5,5 млн рублей, вернуть долг и попросить муниципальную гарантии под следующий кредит. Когда мы приглашали Степанова на Совет депутатов, он нам говорил, что долг в 2,5 млн не является проблемой, и что он наряду с обычными платежами его погасит. Долги жителей перекрывают долг МП УЖКХ примерно на 5 млн рублей, и благодаря взаимозачету можно было рассчитаться с кредиторами. Но убийственным для МП УЖКХ оказался не этот долг, и не предъявленные кредиторами счета на сумму около 19 млн, а отсутствие средств на рекультивацию мусорного полигона, поскольку эти расходы когда-то не были внесены в платежки жителей.

— Вы видели договор МП УЖКХ по полигону? Чья там подпись?

— Видела, но не помню, чья подпись там стояла. Вообще-то договор был заключен в конце 1998 года, когда ЖКХ руководил Афанаскин, но обвинять его я бы не взялась: видимо, были основания не включать средства на рекультивацию в платежки. Савинцев в 2010 году тоже не включил, потому что тогда речь шла о средствах на рекультивацию по федеральной программе. По ней был сделан первый этап рекультивации. А дальше программу закрыли. На суде временный управляющий МП УЖКХ представил финансовый анализ предприятия, то обстоятельство, что за рекультивацию полигона не из чего заплатить, было отнесено к признакам преднамеренного банкротства. На мой взгляд, этот вывод неправильный. Если учесть, что все тарифы и сейчас и тогда проходят утверждение «наверху», отсутствие в платежках, то есть в тарифе, данной строки было согласовано с областью и обусловлено другими обстоятельствами, а совсем не желанием обанкротить УЖКХ в будущем.

— Вернемся к «Тепловодоканалу». Весной прошлого года директор Альберт Рябов говорил, что основной долг предприятия сформировался из-за долгов жителей — чуть менее 45 млн. рублей. Вы же говорите, что причина — низкий тариф. Определитесь как-то.

— Причина и в долгах жителей, и в низком тарифе.

— Я правильно понимаю, что если тариф вырастет, это не спасет предприятие?

— Тариф в любом случае должен быть несколько завышен, чтобы у организации были деньги на развитие. Как, например, в Серпухове.

— В Серпухове тариф на отопление высокий, а на горячее водоснабжение не повышался 15 лет в популистских целях. Долг у предприятия перед ресурсниками — 160 млн рублей.

— Еще одна причина в том, что котельная в Пущино имеет конструкционные особенности. Она строилась из расчета на большой город, но он не вырос до проектных размеров.

— Зачем тогда жителей обвинять в проблемах предприятий?

— Да нет никаких обвинений. Есть причины. Это и долги некоторой части жителей, которые трудно взыскать, и тарифы, которые не обеспечивают даже окупаемость. и конструкционные особенности котельной, которые дают большие издержки. Имущество, которым управляет «Тепловодоканал», ему не принадлежит, а без собственного имущества нет возможности взять кредиты на реконструкцию.

— Почему нельзя было начать решать эти проблемы из года в год? Постепенно что-то делать в этом направлении?

— У «Тепловодоканала» — долги и аварии, но каждый год находятся и какие-то способы решения этих проблем. У руководителя «Тепловодоканала» Альберта Рябова есть идеи как модернизировать оборудование и снизить издержки, но для этого нужны средства или кредиты, а организация не вылезает из долгов из-за низких тарифов и несознательности должников. Город дал предприяютию муниципальную гарантию, которая предотвратила банкротство, но легла на бюджет тяжким грузом. От Рябова слышала, что средства, которые он может выделить на ремонт теплотрасс и их реконструкцию просто смешные, учитывая то, что средний износ сетей водоснабжения в Пущино составляет 96 процентов. Город вкладывать средства в этот ремонт просто не имеет права, поскольку имущество-то не муниципальное и чье оно, похоже, сам бог не знает. Эта проблема с большущей бородой, еще Афанаскин пытался ее решить. В течения ряда лет администрация города обращалась безуспешно в различные инстанции, вот и сейчас обратились в ФАНО, Росреестр, Росимущество с просьбой найти хозяина имущества, которым управляет «Тепловодоканал», и передать его в город. Но воз и ныне там. Никто ничего не знает, а пока не решен этот вопрос, увы, не будет и средств на ремонт ни из городского, ни из областного бюджетов.

— Если все-таки «Тепловодоканал» будут банкротить, что очень реально, что тогда будете делать? Заведете новый «Тепловодоканал»?

— Если будет надо, заведем новый МУП, в конце концов, из любого положения есть выход, главное сделать так, чтобы жители не пострадали. Сейчас же главное — сделать максимально безболезненным для жителей процесс банкротства МП УЖКХ. Для этого создается новое МУП ЖКХ, в которое сотрудники УЖКХ могут быть при их желании оформлены простым переводом, как только это предприятие оформит все необходимые документы, для жителей же будет выбор, с какой из организаций заключить договор на обслуживание, с ООО или МУП.

— 59 домов было отключено от отопления из-за нынешней аварии.

— Я сама живу в одном из этих домов, ничего ужасного не произошло, работы по ликвидации аварии ведутся круглые сутки. Что же касается 90% и более изношенности труб, то администрация города и руководство «Тепловодоканала» ищут выход из чрезвычайного положения, в котором оказался город. Это и утверждение «правильных» тарифов, и взыскание долгов, и оформление имущества, которое эксплуатирует «Тепловодоканал», в собственность города, плюс техническое переоснащение предприятия и привлечение инвестиций. Сейчас мы работаем с программой индустриальных парков, в рамках которой надеемся получить средства на реконструкцию теплотрассы.

— Складывается впечатление, что проблемы решаются по факту. Рвануло — решаете. А заранее ничего не предпринимаете, чтобы не доводить проблему до крайности. Взять хотя бы МП УЖКХ. Вам не кажется, что Виктор Степанов мог провести банкротство предприятия по договоренности с администрацией?

— Я не буду обвинять Степанова, не имея на руках доказательств. Администрация же, на мой взгляд, виновата только в том, что не осуществляла нормальный контроль за предприятием. Даже сейчас у Юлии Фоминой (и.о. сити-менеджера Пущино — прим. ред.) нет зама по ЖКХ, не раз и не два она хотела привлечь на эту должность грамотных людей, но они отказывались, мол, зарплаты низкие, а ответственность большая. Я думаю, что в прошлом году директор МП УЖКХ, видимо, понимал, что предприятие обанкротится, возможно, он целенаправленно вводил нас в заблуждение относительно перспектив УЖКХ. Не знаю, что мы могли сделать в сложившейся ситуации. Вот тут в письме пишут, что Фомина не погасила задолженность МП УЖКХ. По закону она и не могла этого сделать из средств бюджета, поскольку предприятие не погасило предыдущий долг. А когда предприятие вошло в стадию банкротства, и управляющий представил финансовый отчет о еще не предъявленных к оплате счетах за рекультивацию полигона ТБО, то и пути назад не осталось, разве что погасить все долги УЖКХ из бюджета, что привело бы к банкротству уже целого города.

— Вы очень убедительно говорите, хочется верить вам. Получается, если 100% жителей Пущино будут платить в новое МУП ЖКХ, то оно будет прибыльное?

— Оно должно быть, как минимум безубыточным, многое будет зависеть от того, кто будет руководителем нового предприятия.

— А как вы относитесь к предложению ввести в Пущино прямое руководство области?

— Я считаю, это неразумно. В городе есть мэр, есть и.о. сити-менеджера. За год мы поднялись на 16 пунктов в областном рейтинге по итогам года, и занимаем сейчас 35-е место. По всем параметрам, кроме работы с «Доброделом», мы находимся в зоне вполне благополучных городов, в так называемой « желтой зоне». Ну, а что тянет нас вниз по «Доброделу», вам известно (видимо, речь идет о многочисленных жалобах депутата Елены Коломенской — прим. ред.). У нас что-то строится, проектируется, город участвует в программах. Мы как-то сводим концы с концами, постоянно латая дырявый бюджет. Чего еще требовать от администрации? Если сейчас привести нового человека в руководство города, то может разбежаться коллектив администрации. У нас перед глазами пример Протвино. Наша позиция состоит в том, чтобы поддерживать главу, поскольку это идет на пользу городу. А предложение в письме Бобровой (заявитель письма в правительство области — прим. ред.) принесет городу много плохого.

— Почему вы сейчас с Бобровой не поговорили во время приема избирателей?

— Понимаете, она пожилой человек, которого просто накрутили и чьей хорошей репутацией грамотного и въедливого человека воспользовались. Что тут можно сказать? Боброва по поводу капремонта своего дома разобралась досконально, приходила в администрацию, к депутатам, на заседания Совета. А по поводу вопросов, затронутых в письме, ни разу не подошла ни к Фоминой, ни к Савинцеву, для того, чтобы просто разобраться и не возмущать людей недостоверной информацией. Могла бы ко мне подойти, как не раз приходила до этого, спросить не только по поводу расходов бюджета, но и по другим вопросам, но не сделала этого. В общем, это не ее стиль работы и не ее стиль письма, явно ее именем воспользовались в целях политической борьбы. А на Боброву я зла не держу, как помогала, так и буду ей помогать.