Где в заповедных местах Серпухова можно прикоснуться к православной святыне

Можно сказать, что, наконец, исполнилась моя детская мечта, и я все-таки добралась до той самой линии горизонта, где земля сходится с небом. Я отправилась в своеобразное паломничество по святой серпуховской земле, и в далеком-далеком сельце Енино передо мной предстал в своей красоте один изумительный храм, которому было суждено пережить и мученичество, и воскрешение. Осенив себя крестным знамением, я перешагнула порог церкви святых благоверных Бориса и Глеба и сразу же вдохнула тепло с примесью аромата ладана, а мое сердце окутал елей благодати.   

Где в заповедных местах Серпухова можно прикоснуться к православной святыне

Об этой чудесной церквушке, затерянной в лесах Приокско-Террасного заповедника, я узнала случайно. Работая над новым издательским проектом, рассказывающим о серпуховских святынях, открыла для себя историю церкви благоверных святых Древней Руси. Издание вышло в свет, а потом на моем телефоне раздался звонок. Звонил настоятель того самого храма. Мы договорились с батюшкой встретиться хотя бы для того, чтобы познакомиться. И это случилось. В тот жаркий июньский день беседовали с ним возле Всехсвятского храма в Серпухове. Любуясь брызгами воды в фонтане и красочным разнообразием цветов, говорили о Священном Писании и о том, как важно каждому из нас иметь внутренний стержень веры. А потом священник Андрей Иванов пригласил меня в гости, в енинский храм, правда, он предупредил, что путь будет не близок. Я пообещала приехать. И вот уже через несколько дней отправилась в то самое небольшое паломничество.

Путь оказался действительно долгим. Сначала на своем автомобиле ехала мимо стен дремучих лесов, потом любовалась игумновской церквушкой, а далее дорога петляла то снова сквозь леса, то через поля, оставляя позади совершенно непохожие друг на друга маленькие деревенские домишки в очаровательно несуразных деревушках. И вот, наконец, свернула на Енино. Грунтовая дорога то уходила вправо, то влево, и каждый раз за очередным поворотом я ожидала увидеть то, к чему стремилась. Ожидание явно затянулось. Дорога стала немного надоедать. И вот за поворотом передо мной предстала изумительная незабываемая картина, что стало полной неожиданностью: широкий-широкий пестрый ковер разнотравья, в дали которого виднелся храм охристо-красного цвета. Хотелось остановиться в этой тишине, которую немного нарушали стрекочущие кузнечики, и утонуть в вечности.

Храм святых благоверных Бориса и Глеба имеет очень давнюю историю, которая начинается с конца XVII столетия. Первое упоминание о нем встречается в писцовых книгах уезда 1627 года. Тогда церковь относилась к Богородицерождественскому Пафнутьеву Боровскому монастырю. Правда, на тот момент она была деревянной и потому неоднократно страдала в огне. Но прихожане, не теряя веры, брались за работу. Так святыня, возрождаясь из пепла, вновь становилась духовным маяком Енино.

Только лишь к началу XIX века, в 1823 году, на средства прихожан возводится каменный храм с двумя приделами: северным — святителя Николая и южным — преподобного Пафнутия Боровского, одновременно строится и колокольня. Церковь села Енино — образец провинциального ампира: щипцовые завершения фасадов четверика зрительно возвышают венчающую его ротонду, размеренные проёмы окон, дверей и пролётов колокольни придают зданию особую лёгкость.

Так здесь и жили селяне: трудами да молитвами, молитвами и трудами, пока в ХХ столетии не пришел окутанный красным знаменем атеизм. Пока кровавый Молох только восходил на царствование, в церкви святых благоверных Бориса и Глеба, как и в прошлые лета, слышалась молитва, горели свечи, и православные приобщались к Таинствам Христовым. И тогда всем казалось, что политические волнения не изменят их мирный уклад жизни, не затронут веру. Но, увы, в середине 30-х годов богоборчество докатилось и до этой отдаленной деревушки. В храме прекратились богослужения, одна часть церковного имущества была разграблена, другая же была чудом сохранена благочестивыми прихожанами. А в святых стенах сначала стали хранить зерно, потом разместили пекарню. Последние десятилетия святыня и вовсе подверглась запустению.

Новая летопись Борисо-Глебского храма начинается с непростого 1999 года, когда святыня была возвращена в лоно Русской Православной церкви. Россия была терзаема произволом, а здесь, в отдаленном местечке серпуховской земли, началось духовное возрождение. Теперь снова, как и много лет назад, в Енино молились и трудились; трудились и молились. И уже к 2012-му году храм, благодаря попечению благотворителей Виталия Бриля и Ольги Борисовой, полностью был восстановлен.

Я осторожно прикасаюсь к истории — к аккуратной кирпичной кладке… Оказывается, в этой подмосковной деревушке есть маленький кусочек моего любимого Санкт-Петербурга. Батюшка Андрей рассказывает, что для восстановления стен святыни очень долго и кропотливо искали кирпич, соответствующий году постройки храма. И такой был обнаружен в северной столице, где разбирался дом 1823 года постройки. Он-то с особой осторожностью и был доставлен сюда, в лесные дебри Подмосковья.

А уже в декабре 2014 года, когда все работы были закончены, архиепископом Можайским Григорием был совершен чин великого освящения восстановленной церкви святых благоверных Бориса и Глеба. С этого времени и начинается новый этап жизни древнего храма. Вернулась на свое почетное место и икона Смоленской Божией Матери, которая долгие годы хранилась в доме благочестивой селянки. Во время богоборчества кто-то своей немилосердной рукой попытался осквернить святыню, изуродовав лик Богоматери. Но образ был отреставрирован. В итоге он приобрел свой первоначальный облик, и сегодня перед ним стоят на коленях те, кто нуждается в защите и любви.  

И я тоже, осенив себя крестным знамением, подхожу к святому лику, потому что я, как и все православные христиане, тоже нуждаюсь в Божией защите и любви. А еще с самого детства я знаю, что моими постоянными спутниками являются небесные защитники Борис и Глеб, образы которых занимают главные места в храме. Русские князья, обладающие властью и силой, не пожелали поднимать мечи против своего брата, и следуя библейской заповеди «не убий», осознанно приняли мученическую смерть от своего старшего брата Святополка.

Первые русские святые, канонизированные в лике мучеников-страстотерпцев, стали покровителями Русской земли и небесными помощниками русских князей. Конечно же, я не княжна, но знаю, что святые Борис и Глеб дают мне и силу, и поддержку. Не могу объяснить природу происхождения этого духовного таинства. Но тот благословенный трепет, который я почувствовала при первом знакомстве с судьбой этих святых, произошедшем в моем детстве на занятиях по истории искусств в художественной школе, я продолжаю хранить в своем сердце, заново и заново переосмысливая их подвиг братолюбия.

И вот я вновь стою перед ликами мужественного Бориса и совсем юного, но такого духовно зрелого Глеба. Стою с чувством благодарности, что хотя бы на какое-то мгновение могу забыть о суетности этого мира и попытаться в очередной раз найти ответы на духовные вопросы, и найдя дорогу к енинскому храму, выйти на свой внутренний мир. Убеждена, что это не только мой личный опыт. Раз в год 6 августа из всех глубинок Серпухова сюда, в село Енино, стекаются православные на престольный праздник святых мучеников, благоверных князей Бориса (во Святом Крещении Романа) и Глеба (во Святом Крещении Давида). И тогда светлая, воздушная сельская церквушка наполняется особым миром, миром единения и воодушевления.

Тем временем, пока я открываю для себя святыню, матушка зовет на кофе. На подносе красуются изящные чашечки с ароматным напитком да маленькие розеточки, наполненные творогом с черникой. Окутанной любовью, мне кажется, что вкуснее этого нет ничего на свете, и, наверное, так оно и есть. Усевшись под куполом неба на складных стульчиках, мы говорим о возрождении, о духовном поиске, и как сама матушка из журналистики ушла в храм, чтобы помогать отцу Андрею в его служении. Не хочется спешить, не хочется вновь погружаться в будничную суету. И тут, совсем неожиданно, на землю обрушился дождь, и я с радостным благоговением нахожу для себя повод задержаться здесь, в Енино, хотя бы на некоторое время.

А еще жизнь этого древнего храма — евангельская проповедь о любви и милосердии. И даже самое черствое сердце может прочувствовать ту самую непрерывную связь времен, и то особое духовное благоговение, передаваемое из поколения в поколение. Поэтому, уходя из храма, ты с уверенностью смотришь в завтрашний день: ты знаешь, что здесь, в церкви святых благоверных князей Бориса и Глеба, продолжают возносить молитвы и за Отечество, и за твою душу, которая порой блуждает в духовных дебрях.

Да, мне нужно возвращаться домой, нужно снова погрузиться в будничную суету. Но я знаю, что в глухих заповедных лесах, вдали от городской жизни есть один духовный маяк, который всегда светит, в котором тебя всегда ждут.

Опубликован в газете "Московский комсомолец" №0 от 30 ноября -0001

Заголовок в газете: Записки серпуховской паломницы